Голодные

Он сказал: эти здания мешают мне жить. Своими острыми шпилями, своими высокими крышами они закрывают мне горизонт. Они мешают мне жить, сказал он.

И здания рухнули, все до единого, осыпались, как прах, и его взгляду открылся горизонт и безграничное небо. И ему сказали: смотри, мы разрушили для тебя все эти здания. Их нет: живи.

И один умер, а другой принялся строить новые здания. Он сказал: эти здания помогают мне жить. Своими острыми шпилями, своими высокими крышами они приближают мне небо. Они помогают мне жить, сказал он.

Но здания никак не достигали неба. Они старели, и надстраивать их уже не было никакой возможности, а ломать было жаль. Зато с них был виден горизонт. Только он давно уже позабыл про горизонт, он истощился, он потерял память в этой бесконечной стройке, он давно уже позабыл про горизонт.

И был третий, который любил ездить по улицам между обветшавших зданий. Он никогда не останавливался, он ехал то влево, то вправо, и если улица не нравилась ему, он сворачивал на другую и третью, и множество улиц представало перед ним, и он всегда выбирал ту, что хотел. Ему помогало небо, он не верил в горизонт и никогда не возвращался назад, но я заглянул в его судьбу и почувствовал ужас.

Если бы те, кто послушен мечте, научились прокладывать путь.
Если бы те, кому явлена истина, милости были полны.
Если бы агнцы владели мечом, и голуби — мудростью змей.
Если бы ведали те, кому многое было дано, что блаженны голодные.

Комментировать (уже 2)

  • Иван Васильев:

    Великолепное фото, и очень трогательная история. Спасибо.

  • Найля:

    «Если бы молодость знала, если бы старость могла»… Да, про блаженность голодных вы верно сказали. Мне посчастливилось побывать по той стороне от сытости. Это непередаваемо. Ценность вынужденного голода в том, что видишь Господа ближе и четче слышишь Его. Он дал мне много знаний. Увы, они являются лишь только моей ценностью, неинтересны никому, даже тем, кто голодал рядом со мной, и тем, кто исправно ходит в церковь каждое воскресенье.

Добавить комментарий