Рубрики
Вебдайвинг

Вввру, или как произносить интернет-адреса

Есть три варианта произнесения иностранных слов. Первый и, по-видимому, более других соответствующий здравому смыслу, — делать это так, как те, у кого мы их позаимствовали. К несчастью, русской душе трудно вынести такое унижение. В буквальном смысле слова язык не поворачивается. Тогда на помощь приходит второй вариант: транскрипция латинскими буквами по правилам русской фонетики. Так возникли Ватсон, Вашингтон и ватерклозет (слово новое и модное, а потому быстро канувшее в лету). Однако уже Уэльсу и Уайльду не удалось ускользнуть от нововведений — наверное, потому, что не создали они ни народных героев, ни даже вестернов, на худой конец. Третий вариант — это собственно перевод на русский: ЭВМ, ОЗУ. Вариант в общем-то достойный, но страдающий рядом недостатков, и притом — не модный. Это всё равно что uncool переводить как «теплохладный».

Перейдём к простому практическому вопросу: как же нам произносить интернет-адреса? Заметим, прежде всего, что состоят они из четырёх частей, три из которых (http, www и ru) являются аббревиатурами. К нашему счастью, первая часть в большинстве случаев может быть безболезненно опущена. Что касается «www», это английская аббревиатура, и потому произносить её стоило бы всё-таки не «ВВВ», а «три дабл ю» или, что ещё изящнее, «тройное дабл ю». С «ru» дело обстоит иначе — это ссылка на международный стандарт, не привязанный напрямую к английскому языку. Поэтому мы имеем полное право произносить его именно так, как сделали бы наши предки: в латинской транскрипции по правилам русской фонетики, то есть «ру», а не «ар ю». Итак, «тройное дабл ю точка колесник точка ру».

Звучит.

Рубрики
Тексты

Из Пруста

«Современный мемуарист, умеренно подражающий Сен-Симону, в лучшем случае может написать начало портрета Виллара: «Это был смуглый мужчина довольно высокого роста… с лицом живым, открытым, особенным…» — но никакой детерминизм не поможет ему найти конец: «… и, по правде сказать, глуповатым». Истинное разнообразие — это вот такое изобилие правдивых и неожиданных подробностей, это осыпанная голубым цветом ветка, вопреки ожиданиям вырывающаяся из ряда по-весеннему разубранных деревьев, которыми, казалось, уже насытился взгляд, тогда как чисто внешнее подражание разнообразию (это относится ко всем особенностям стиля) есть лишь пустота и однообразие, иначе говоря — полная противоположность разнообразию, и только тех, кто не понял, что же такое разнообразие настоящего мастера, может ввести в заблуждение мнимое разнообразие подражателей.» (Марсель Пруст. «Под сенью девушек в цвету»)