Рубрики
Самоорганизация

Чарльз Хэнди. Слон и блоха

Charles Handy. The Elephant and the Flea: Reflections of a Reluctant Capitalist. Harvard Business School Press, 2003

Книга странным образом сочетает обаяние английской классики и футуристическую свежесть. Совсем новыми, правда, идеи Хэнди назвать сложно — он их продвигает с начала 80-х — но для многих представителей нашего общества они и сейчас всё ещё остаются чересчур смелыми. Хотя пройдет ещё несколько лет, и невероятное может стать очевидным.

О чём пишет Хэнди? Как всегда, о будущем, о знамениях времён не столь далёких, местами даже уже наступивших. И прежде всего о фрилансе, плавно переходящем в развитом обществе из экзотичного состояния вольного художника в основной способ существования большей части людей. И о том, например, что такое портфолио домохозяйки. И много, много о чём ещё.

По стилю эта книга, пожалуй, несколько отличается от предыдущих двумя вещами: ностальгическими нотами и большей личной открытостью автора — в свете пройденного пути он может позволить себе больше шутить над собой и другими.

Замечу, что читать Хэнди в подлиннике доставляет большое удовольствие — сквозь текст так и просвечивает чуть ироничная улыбка автора. Чарльз — большой мастер языка. В переводах это ощущение теряется за мнимой простотой текста.

Чем-то напомнило аромат Burberry Weekend :)

Заметки по теме:

Рубрики
Вебдайвинг

The Thought Project

«В течение 3 месяцев я подошел на улице к 150 прохожим и спросил каждого, о чем он думал за секунду до моего появления перед ним. Я записывал ответ на диктофон и делал фото. 55 из 150 мыслей представлены на этом сайте».

Рубрики
Создание идей

Полезны ли для идей новые впечатления?

Часто приходится читать в книгах по креативу, особенно написанных бихевиористами, о том, как полезны для идей новые впечатления. Как можно больше перемен — и поток свежих идей гарантирован. Думают так потому, что с точки зрения бихевиоризма новое рождается как ответ на конкуренцию в сознании нескольких моделей поведения, а такая конкуренция чаще всего случается в новых для человека ситуациях.

Я предпочел бы несколько иной ход мысли.

Возвращаясь в двор детства, мы сразу замечаем, какой он стал маленький и пустой. Первое и наивное объяснение — двор казался большим, потому что ты был маленьким. Но если вдуматься, приходишь к ощущению, что он был не больше, а как-то глубже, в нём как будто было еще одно схлопнувшееся теперь измерение, в котором как раз и происходило всё новое и интересное.

Мой двор был большим, потому что я разглядел его через многократное повторение, так же как Руанский собор Моне приобретает объем не благодаря применению перспективы на холсте, а будучи увиден в разное время суток. Сила, вопреки тому, что многие говорят или думают о креативе, заложена не в новизне впечатлений, а в повторении одного и того же в разных контекстах. Сила не в том, чтобы набрести на идею в каком-то новом, небывалом месте, на выставке новинок бытия, среди громов и молний — продуктивно мыслить на новом месте и в новой ситуации сложнее всего. На мой взгляд, новые идеи рождаются как раз при минимальных изменениях контекста:

«Выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра» (3 Цар 19, 11—12), в котором и происходит теофания.

То же самое мы увидим, если обратимся к опыту греческой культуры: философы школы Аристотеля были прозваны перипатетиками за то, что вели свои беседы прогуливаясь. Один и тот же путь, повторяемый в разных вариациях в зависимости от погоды, сезона, окружающей обстановки и так далее — это и есть простейшая машина для генерации идей.