Рубрики
Личное развитие

Роли

Недавно я обнаружил, что все люди делятся для меня на тех, с кем мне хочется быть лучше, чем я есть, и тех, с кем я вынужден быть хуже, чем есть. Люди мечты и люди вины. Обнадеживает только то, что это не константа — ситуация может измениться, если удается изменить свою роль.

Роль — это еще одна человекообразующая машина. Роль создает человека, не будучи его сущностью, но становясь той формой, в которой эта сущность воплощается в конкретных обстоятельствах. В нештатной ситуации человек не успевает обдумать, как действовать и что сказать; автоматизм тоже не работает, потому что ситуация нештатная. Фактически он может только выбрать роль (осознанно или нет), которая будет внутренне держать его поведение.

Роль интересна еще и тем, что зависит от партнера или группы. Невозможно строить отношения с другим человеком, не учитывая взятой им роли. В одной группе ты лидер, в другой наблюдатель. С одним человеком вечный двигатель, с другим — махровый обструкционист. Поэтому, выбирая людей, на самом деле выбираешь и себя — такого, какой может возникнуть во взаимодействии с ними.

Роль абсолютно универсальна в том смысле, что каждый может ей научиться, поскольку обучение роли происходит через подражание — второй (после наследственности) основной механизм эволюции. Подражать умеют даже животные. Именно поэтому обучающие системы, основанные на ролевом взаимодействии, так эффективны.

Рубрики
Создание идей

Латеральное Мышление

Edward de Bono. Lateral Thinking. Creativity Step By Step

Эта книга, безусловно, a must для каждого, кто интересуется креативностью. Эдвард де Боно — один из ведущих международных авторитетов в этой области. Книга интересна все еще свежим подходом (что, правда, свидетельствует скорее о фантастической ригидности общественного сознания, так как написана она 35 лет назад), практичностью, британской четкостью. Минусы: читается она не очень легко, однако по-моему, это усилие оправдывается.

Наверно, стоит здесь дать краткое изложение вводной части — постараюсь пересказать более-менее близко к тексту.

Самый эффективный метод создания новых идей — это инсайт, производящий реструктурирование уже имеющейся информации. В качестве инструмента, целенаправленно способствующего инсайту, автор предлагает то, что называет далее латеральным мышлением. (Lateral — боковой, поперечный, направленный в сторону.) Кстати, понятие «латеральное мышление» (lateral thinking) с подачи де Боно прочно вошло в английский язык и уже заняло место в словарях.

Память является особой средой, в которой информация организуется в паттерны. Это самоорганизующаяся, растущая, невероятно эффективная система, однако обратной стороной ее эффективности являются определенные ограничения, поскольку паттерны с трудом поддаются перестройке.

Латеральное мышление имеет ту же основу, что и инсайт, креативность и юмор, но в отличие от них может применяться столь же намеренно, как и логическое мышление. Латеральное мышление включает реструктурирование паттернов, уход от сдерживающих паттернов и создание новых паттернов.

Латеральное мышление совершенно отлично от традиционного вертикального мышления (логика, математика), где движение происходит последовательными шагами, каждый из которых должен быть обоснован. Вертикальное мышление работает методом исключения. При этом, хотя шаги в вертикальном мышлении могут быть абсолютно корректными, исходная точка пути может быть выбрана, основываясь на восприятии, обусловленном используемыми паттернами. Однако, как образно замечает автор, вы не сможете сделать дырку в другом месте, углубляя уже существующую дырку.

Латеральное мышление — способ мышления, привычка, расположение ума. Существуют специальные практические техники, которые позволяют развить навыки латерального мышления и одновременно имеют практическое применение. Разбору этих техник и посвящена основная часть книги.

В принципе описываемые далее техники не являются изобретением де Боно. Некоторые из них, например случайный стимул, использовались тысячелетиями. Де Боно принадлежит скорее специфическое видение этих техник, помогающее понять механизмы их работы.

О собственных техниках, самая известная из которых — «Шесть шляп мышления», де Боно рассказывает в других, более поздних книгах.

Заметки по теме

Рецензия на книгу Серьезное творческое мышление на nomagic.ru

Рубрики
Вебдайвинг

Look at me

Эти ничейные фотографии были потеряны, забыты или выброшены. У них нет имени. О людях, которые на них изображены, ровным счетом ничего не известно.

Проект начался в 1998 году, когда авторы нашли несколько выброшенных фото на одной из парижских улиц. Сегодня коллекция содержит около 500 фото и продолжает пополняться.

Рубрики
Философия

Из манифеста ClueTrain

Общаться приятнее с теми, с кем, как поют «Ночные снайперы», «не надо нагружать язык». Примерно так же думали и авторы проекта cluetrain. Мне кажется, что потенциал этого угасшего проекта еще не раскрылся до конца. Вот некоторые на мой взгляд наиболее важные тезисы cluetrain manifesto, которые, как мне кажется, становятся всё актуальнее, в том числе и для нашей деловой культуры. (Для удобочитаемости я убрал нумерацию).

«Рынки — это общение.

Рынки состоят из живых людей, а не из демографических секторов.

Разговоры между людьми звучат по-человечески и ведутся человеческим голосом. […]

Интернет делает возможным такое общение между людьми, которое было просто невозможно в эпоху господства масс-медиа. […]

Это сетевое общение рождает новые действенные формы социальной организации и обмена знаниями.

Как результат, рынки становятся умнее, информированное, организованнее. Участие в сетевом рынке коренным образом меняет людей.

Люди на сетевых рынках поняли, что они получают друг от друга намного лучшую информацию и поддержку, чем от продавцов. Мы платим слишком много за корпоративную риторику о добавленной ценности.

Секретов не существует. Сетевой рынок знает о продукте больше, чем компания, которая его производит. И новости — неважно, хорошие или плохие — передаются каждому. […]

Корпорации говорят на другом языке, не похожем на язык сетевого общения. Для онлайновой аудитории голоса компаний звучат глухо, плоско, не по-человечески.

Через несколько лет нынешний нивелированный «голос» бизнеса — язык заявлений о миссии и буклетов — покажется столь же путаным и искусственным, как язык французского двора XVIII века. […]

Компании, которые не понимают, что их рынки стали сетевыми, межличностными, как результат — намного более умными и глубоко общающимися, упускают свой лучший шанс. […]

Компаниям нужно принять к сведению тот факт, что их рынки часто смеются над ними.

Компаниям нужно стать легче и воспринимать себя с меньшей серьезностью. Им стоит обзавестись чувством юмора.

Обзавестись чувством юмора не значит разместить несколько анекдотов на корпоративном сайте. Чувство юмора требует подлинных ценностей, скромности, прямоты и искренней точки зрения.

Компаниям, пытающимся себя «позиционировать», нужно определиться с позицией. Их позиция должна касаться того, что действительно волнует их рынок.

Напыщенное хвастовство — «Мы позиционируем себя как лучшего поставщика XYZ» — не является позицией.

Компаниям нужно покинуть свои башни из слоновой кости и говорить с людьми, с которыми они надеются построить связи.

«Связи с общественностью» не имеют ни малейшего отношения к общественности. Компании страшно боятся своих собственных рынков.

Когда они говорят на своем сухом, неинтересном, самоуверенном языке, они строят стены, чтобы контролировать рынки. […]

Лояльность к бренду — это корпоративная версия того, как удержаться на плаву, но разрыв неминуем и быстро приближается. Умные сетевые рынки способны пересматривать отношения с молниеносной быстротой.

Сетевые рынки могут менять поставщиков в мгновение ока. Работники, пользуясь сетевыми знаниями, могут поменять работодателя в течение обеденного перерыва. Это ваши «инициативы по минимизации» научили нас спрашивать: «Лояльность? Что это такое?»

Умные рынки найдут поставщиков, которые говорят на их языке.

Умение говорить по-человечески — это не кабинетный прием. Его невозможно подцепить на крутой конференции.

Чтобы говорить человеческим языком, компании должны разделять заботы сообщества, на которое они ориентируются.

Но прежде — они должны принадлежать к сообществу.

Компании должны задать себе вопрос, где кончается их корпоративная культура.

Если их корпоративная культура кончается прежде, чем начинается сообщество, у них не будет рынка. […]

Общение идет в двух плоскостях — внутри компании и на рынке. […]

Эти два разговора стремятся соприкоснуться. Они ведутся на одном языке. В них звучат одни и те же голоса.

Умные компании не будут стоять на пути у этого процесса, наоборот, они помогут неизбежному случиться быстрее. […]

Сбросим маски, перейдём на личности: мы и есть рынки. Мы хотим говорить с вами. […]

Для традиционных корпораций сетевое общение может выглядеть сбивчивым, может сбивать с толку. Но мы организуемся быстрее, чем они. Наши инструменты лучше, у нас больше новых идей и никаких правил, которые могут нас тормозить.

Мы пробуждаемся и налаживаем связи друг с другом. Мы наблюдаем. Но мы не ждем.»

Возможно, по прочтении текста возникнет вопрос, как реализовать идею такого общения. Я пропустил большую часть, посвященную внутрикорпоративным сетям и их роли в этом. Думаю, это сейчас слишком сложный путь. Когда писался этот текст, еще не было блогов, которые могут работать гораздо эффективнее интранета.

Заметки по теме:

Рубрики
Литературные опыты

Дождь

Истоки моего восхищения дождём теряются в глубоком детстве. В два-три года бездумно смотрел в окно на дождливое светло-серое пасмурное небо, по которому плавали вверх-вниз, следуя за взглядом, странные кружочки и закорючки. Обеспокоенный, спросил у родителей, но не получил удовлетворительного ответа. Только недавно понял, что это были пылинки, плававшие на поверхности моего глаза.

Дорога под дождём из аэропорта в предутренних сумерках, чёрный блестящий асфальт и в нём — красные отблески фар, влажная дымка, мокрые прутья литой ограды, залитая электрическим светом просторная четырёхкомнатная квартира друзей родителей. Возвращение из Тбилиси.

«Обложило», — констатировал папа, с отвращением глядя на горизонт, сплошь затянутый тёмно-серыми дождевыми тучами. Мы стояли на автобусной остановке в Красногорске, и, кажется, дождь не благоприятствовал нашим грибным планам.

По привычке я вначале усвоил общее отношение к «плохой погоде» и, просыпаясь утром в деревне у бабушки, первым делом глядел в окно. Солнечное утро я считал хорошим знаком, «пасмурь» заставляла недовольно морщиться. Однако оказалось, что занятия, за которые в дождь принимаешься просто так, от нечего делать, таили в себе неповторимое очарование. Однажды мы с подружкой танцевали на веранде под бабушкин патефон. Дождь барабанил по жестяной крыше, стекал по оконным переплётам, делал землю во дворе блестящей и чёрной. «В парке чаир распускаются розы…», — пел патефон.

Восхищенный, глядел на ливень из проёма двери бабушкиного сарая. Крупные частые капли прибивали пыль. В сарае царили полумрак и особенный запах обжитой сырости. По стенам висели косы, серпы и всякие инструменты, назначения которых я не всегда мог угадать. Ещё там были кипы журналов и учебников конца пятидесятых — начала шестидесятых, пахнущие сырой бумагой.

Позже, когда мне было лет двенадцать-пятнадцать, дождь стал для меня всем. Облака оценивались только с точки зрения их способности приносить долгожданную влагу. Я жил дождём, я бредил дождём. С приближением непогоды я устремлялся к окну и жадно вглядывался в тяжёлые низкие тучи. Первые раскаты грома вызывали безудержное ликование. Когда дождь заканчивался, я ещё некоторое время безнадёжно вглядывался в неумолимо светлеющее небо, и наконец, видя, что продолжения не предвидится, с неохотой покидал свой пост.

Дождь всегда пробуждал во мне труднообъяснимое чувство, которое я назвал бы сейчас чувством единства истории. Мне представлялось множество событий прошлого, которые, казалось, все были связаны тем, что происходили в ту же погоду. Я видел в своём окне сумрачное утро, встающее над громадой средневекового донжона и сулящее новые сражения; спешившегося всадника, пробирающегося сквозь мокрый лес «Калевалы»; одинокого рыцаря, под проливным дождём спешащего к замку в вечерних сумерках, — что он ищет там?.. Я видел битву англосаксов с норманнами в жёлто-сером сумраке ливня и носящееся по полю знамя погибающего английского войска. Я видел учёного монаха, семенящего к дверям своей кельи сквозь раннюю сырость моросящего дождя. Я видел мокрую землю и утренний туман Франции времён меровингских королей и всадников, седлающих коней, чтобы отправиться в путь…

Дождь, так же, как и рассвет, был для меня живым, переполненным чувствами свидетельством связи мест и времён. Моё присутствие здесь, в дождливых сумерках, было одновременным присутствием в тысяче других мест и эпох, неоспоримым доказательством абсолютности моего «я есть». Мгновение настоящего расширялось до бескрайних просторов истории, пронизанной одним и тем же чувством.

Вечер сгущается. Римские формы Гипромеза торжественно громоздятся на фоне сумеречно-серого июньского неба. По подоконнику барабанят тяжёлые капли. Иногда комната озаряется вспышками молний, а потом по небу глухо прокатываются громовые бочки.

Моя загадка дождя всё так же остаётся загадкой.

Рубрики
Вебдайвинг

Новая глобальная история

Многие по инерции думают, что китайский государственный строй — анахронизм, остаток прошедшей социалистической эпохи, который со временем сменится демократией. Возможно, это не так, и этот строй адекватнее отвечает нынешней эпохе, чем демократия. Китайские лидеры могут позволить себе сосредоточиться на стратегии вместо того, чтобы думать об электорате и рейтингах. И все-таки было бы, наверно, искушением представлять себе китайский строй зачатком будущего общественного устройства. Скорее всего, события пойдут совсем по другому пути — само государство в его нынешнем виде постепенно станет анахронизмом.

Тейяр де Шарден, например, еще в 30-е годы написал: «Эпоха наций прошла.» Сегодня так думают, в частности, авторы проекта New Global History, сосредоточившиеся на феномене глобализации. «В течение нескольких последних столетий история вращалась вокруг деятельности национальных государств, их войн, экономики, национальной культуры, политических лидеров. Сейчас в этом отношении происходят глубокие сдвиги. Хотя национальное государство будет оставаться важным игроком в новой глобальной истории, его роль будет пересмотрена в контексте более широких процессов, разворачивающихся вокруг него. Одновременно на сцену истории выходят другие игроки. Особенно заметны НГО (негосударственные организации) и транснациональные корпорации — и те, и другие растут с феноменальной скоростью» (Bruce Mazlish, The New Global History [pdf]).

[upd] Кстати, антиглобалистские организации являют собой яркий пример таких новых игроков.

Сайты на русском:

Сайты на английском:

Рубрики
Создание идей

Похвала креативности

«Элитный персонал» напечатал статью о креативности. Чтобы эмоционально встряхнуть читателя, статья предваряется заметкой «Низкий спрос на высокие умы», которая, вопреки ожиданиям, тоже хвалит креативность (и ругает IQ). В общем-то ничего нового в статье нет, да и высказанные мнения как-то не сливаются в единую картину. Креативность стала модной, и люди честно пытаются разобраться в том, что же это такое. Пожелаем им успеха :)

Рубрики
Вебдайвинг

Human changing

Не так давно worldchanging.com, блог, посвященный идеям и моделям будущего, опубликовал большое интервью с авторами нескольких известных книг на темы социальных последствий биотехнического усовершенствования человека. Проблематика интересная, хотя объем интервью несколько пугает. В тексте много общих мест, но иногда попадаются и дельные мысли.

Участники интервью:

Цитата (Garreau): «Мне кажется, что предстоящие 20—50 лет — это такой же глубокий сдвиг в том, что означает быть человеком, как наш переход от кроманьонской или неандертальской эры к современному человечеству. От этой мысли захватывает дух. Вопрос в том, откуда взять мудрость, чтобы управляться с этим превосходством.»

Рубрики
Самоорганизация

Клаус Кобьёлл. Мотивация в стиле экшн

Klaus Kobjoll. Motivaction. Begeisterung ist übertragbar

Всё-таки нужно написать об этой книге. Не самой, вероятно, глубокой книге на тему мотивации. Совсем не фундаментальной. Уж точно не самой длинной. Несистемной, импульсивной. Да, слово «импульс» здесь очень кстати. Motivaction, а именно так книга называется в оригинале, — слово, изобретенное Клаусом, которое можно расшифровать как «стимулирующее воздействие», а это и есть импульс. Книга и в самом деле бодрит, причем это не разовое впечатление — к ней приятно возвращаться, как приятно летом вдыхать свежий утренний воздух. А поводом пусть послужит второе издание в «Альпине».

Клаус говорит о простых вещах, касающихся создания бизнеса и управления им, — некоторые из них являются новшествами, о других многие знают, но мало кто их практикует всерьез. О том, что такое видение (не бумажка, на которой написано «наша миссия», а настоящее видение). О том, чем люди лучше персонала. О том, почему эти люди должны получать столько, сколько хотят, и как это вообще возможно. О том, почему руководство имеет тот коллектив, которого заслуживает. И о других подобных мелочах, относящихся к работе с людьми. Где, как известно, мелочей не бывает.

Помимо прочего, книга и вправду заразительно передает ощущение неподдельного удовольствия, с которым автор сам успешно внедряет эти идеи.

Рубрики
Вебдайвинг

10 заповедей Маклауда

Жанр десяти заповедей популярен вот уже несколько тысячелетий. Сегодня я наткнулся на 10 заповедей Маклауда, озаглавленные smarter conversations (тема берет начало в идее cluetrain, которая пережила сам проект и продолжает оставаться актуальной). Некоторые из них так же вечны, как Моисеевы (и о них так же часто забывают):

«1. Поймите, почему то, что вы предлагаете сделать для других людей, интересно, важно, значимо и т.д., и начните рассказывать им об этом. Подумайте об этом. Хорошенько. Если этого не знаете вы, как узнают другие? Правильно, они не узнают.»

О выборе партнеров, сотрудников и т.д.:

«3. Разыскивайте незаурядные умы. Это моя главная мантра. Она полезная. Не все это понимают. Их проблемы.»

О выборе клиентов:

«5. Безжалостно отказывайтесь работать с компаниями, которые «этого не понимают». Да, вам придется завернуть несколько проектов, и это может сильно навредить, когда нужно будет платить аренду. С другой стороны, то, что легко дается, не стоит того, чтобы им обладать.»

И в продолжение темы:

«6. Безжалостно отказывайтесь работать с компаниями, которые думают, что знают лучше вас. К счастью, если вы понимаете, что такое smarter conversations, их «да, но…» будут для вас мало значить. Что поможет избавиться от них, как от старой мебели.»