Рубрики
Обучение

Чарльз Хэнди об образовании

Я уже писал про Чарльза Хэнди. Недавно я перечитал те главы из его знаменитой книги «Время безрассудства», которые посвящены новой роли обучения, и обнаружил, что они совершенно не утратили актуальности. […]

Я уже писал про Чарльза Хэнди. Недавно я перечитал те главы из его знаменитой книги «Время безрассудства», которые посвящены новой роли обучения, и обнаружил, что они совершенно не утратили актуальности.

Как и авторы книг по креативности, Хэнди отмечает, что существующая система образования сфокусирована исключительно на том, чтобы дать правильные (и по большей части единственные) ответы на все вопросы. Тогда как в реальности гораздо ценнее как раз умение задаваться правильными вопросами. При этом важны только те вопросы, которые спрашивающему небезразличны — все остальные, строго говоря и вопросами-то не являются.

Хэнди справедливо замечает, что традиционное образование построено вокруг аналитического мышления, которое является лишь одним из семи типов таланта — помимо него, исследователи выделяют структурное мышление, или способность идентифицировать и создавать паттерны (развито у художников и программистов), музыкальный талант, физический талант (спорт), практический талант (такой человек может, например, разобрать и собрать телевизор, не зная его устройства), внутриличностный талант (поэты и другие знатоки человеческих душ) и межличностный талант (способность успешно контактировать с окружающими и направлять их).

Вместо традиционной плоской концепции «вопрос-ответ» Хэнди предлагает модель «колеса обучения»: вопрос — гипотеза — проверка — рефлексия — новый вопрос, и так далее. Попутно он выделяет три типа людей, застрявших на каком-либо из этих этапов: «аудиторов», которые всегда готовы задавать вопросы, но не очень-то интересуются ответами; квазиученых, которые готовы засыпать вас теориями и гипотезами, но совершенно не готовы подвергнуть их проверке; и экспертов / фанатиков, которые либо бесконечно анализируют, не в силах продвинуться дальше, либо настолько убеждены в сформулированных ими ответах, что не хотят разглядеть в них зерна новых вопросов.

Работе колеса обучения мешают различные блоки: зависимость от чужой инициативы и неспособность проявлять собственную, недостаток веры в себя или ложное смирение, отсутствие целей, несвобода, подверженность критике. «Смазкой» же являются принятие ответственности за себя, вера в то, что будущее существует и мы можем на него повлиять, креативность и так называемые «негативные способности» — то есть умение переносить неопределенность, сомнения, ошибки и неудачи и извлекать из них смысл.

Традиционное образование, утверждает Хэнди, не просто оторвано от реальности, оно противоположно реальности. Действительно, если сравнить учеников и сотрудников организаций (которыми они должны стать по завершении обучения), мы увидим, что эти будущие сотрудники:

  • Работают в течение недели на десяток разных боссов;
  • Не имеют постоянного рабочего места и каждые 45 минут перемещаются из помещения в помещение;
  • Не имеют права обращаться к коллегам за помощью и обязаны держать в голове все необходимые сведения;
  • Работают в совершенно однородных группах из 30 человек;
  • Не имеют права на социальные контакты во время выполнения работы.

Фактически они — продукция, пишет Хэнди. Причем с большим количеством брака на выходе. Однако сама большая ирония кроется в том, что это совсем не та продукция, за которую компании были бы рады заплатить.

Почему бы школе не получиться у компаний, многие из которых уже создали свои собственные системы корпоративного обучения, зачастую гораздо более эффективные? Почему бы не посмотреть на учеников как на сотрудников, имеющих свои интересы и свои цели, вместо того, чтобы навязывать им свой абсурдный конвейер? Почему бы не использовать психотехнологии, которые успешно применяются на бизнес-тренингах?

Я, например, совершенно убежден, что переговоры, продажи, командообразование, креативность, лидерство, управление, стресс-менеджмент, тайм-менеджмент принесли бы учащимся гораздо больше пользы, чем многие предметы школьной программы. А заодно и спровоцировали бы интерес к некоторым из этих предметов. К сожалению, так получилось, что в нашей стране как раз сложился миф о каком-то невероятном превосходстве советской системы образования. Из чего был сделан вывод о том, что эта система должна оставаться неизменной. Есть только одно «но»: мир, как постоянно напоминает Хэнди, вовсе не обещает оставаться таким же :)

8 ответов к “Чарльз Хэнди об образовании”

[…] Интересная заметка «Чарльз Хэнди об образовании» вновь вернула мои мысли к теме, которую я затрагивал достаточно давно и в то время, не найдя ответов, оставил. Но тут новые интересные идеи относительно образования заставили меня снова задуматься о данном вопросе и по крайней мере зафиксировать тут ссылку на эту заметку, ну и изложить свои мысли. […]

[…] Говорят, что отдельный предмет по обучению мышлению не нужен, потому что мышление и так является частью процесса изучения любого предмета. (Было бы честнее сказать, побочным продуктом этого процесса ). Однако на деле при традиционном обучении востребованным оказывается только мышление определенного типа — аналитическое, критическое, упорядочивающее. Другие типы мышления, например креативное, остаются за кадром. (Подробнее об этом в моей заметке Чарльз Хэнди об образовании). Кроме того, мышление слишком часто подменяется знаниями: зачем думать, если можно просто запомнить правильный ответ? […]

не подскажите вышла ли его новая книга MYSELF AND OTHER MORE IMPORTANT MATTERS на русском языке?

Компаниям выгодно чтобы человек развивался сугубо по направлению их пользы и совсем не выгодно когда человек отходит от этого пути и развивается для своей жизни. Потому отдав детей под контроль обучение программ компаний они будут клепать себе новых готовых рабов.

Добавить комментарий для ap428 Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *