Рубрики
Анонсы

Секреты приложений Google

Вышла в свет книга Дениса Балуева Секреты приложений Google. Очень хочу порекомендовать ее всем, кто еще не успел оценить всей прелести веб-сервисов, то есть приложений, расположенных в сети, а не на вашем компьютере.

Рубрики
Архив рассылки

Рассылка: выпуск 3. Лето 2010

Я слушаю музыку и смотрю в окно, за которым проплывают неровные, скалистые просторы, где я оказался волей случая. Пытаюсь уловить что-то свое. В сознании теснятся десятки образов — часть вызвана музыкой, другая видами из окна. Быть может, их совокупность — это и есть «я»?

В книгах и фильмах главное — действие, драматические события. В реальной жизни все не так. Ее основная ткань — это дорога: ожидание и смотрение в окно, разговоры ни о чем, скука, непонимание, тоска, — все то, что действием никак не является. Кто-то входит, кто-то выходит, поезд трогается и останавливается, но мне-то все равно, потому что я еду до конечной. И между тем, моя судьба складывается из всего этого. Из микроощущений и микровыборов, из дремоты и смотрения в окно, из мимолетных мыслей и проблесков ускользающего большего, намного большего, чем я.

Сюжет, событие, подвиг — все это великие символы, но жизнь не составлена из них. Даже война, полная событий, подвигов и приключений, является лишь отклонением от обычной жизни, и ведется она ради мира, ради этой самой обычной жизни, в которой остросюжетные истории случаются крайне редко.

В сущности, ты просто делаешь то, что тебе нравится, как делает самый обычный ребенок. Но вдруг оказывается, что за этим твоим выбором стоят силы гораздо больше тебя и что на самом деле это они выбрали тебя. Вот в этот-то момент и начинается настоящая история.

Конус восприятия

Иногда меня спрашивают, какие идеи легли в основе курса Changer. Сегодня я хочу рассказать об одной из них.

Конус восприятия — это метафора, описывающая сложную реальность. Ее исходная точка — тот факт, что в нашем восприятии помещаются далеко не все вещи: большую часть происходящего вокруг нас мы просто игнорируем (например, мы можем не слышать звучащей песни или ничего не запомнить из нее, если она нам неинтересна). Конусом восприятия (термин берет начало в философии Мамардашвили) мы называем растущий во времени объем тех вещей, которые нам о чем-то говорят — вызывают у нас волнение, интерес, удивление и т.д.

Поскольку по-настоящему воспринимается и, следовательно, включается в работу только информация, резонирующая с конусом восприятия, его состояние критично для всякой продуктивной деятельности. Именно параметры конуса восприятия — его объем, глубина, оформленность, осознанность, внутренняя связность, разнообразие, способность быстро активизироваться и т.д. — и отличают одних людей от других.

Поскольку конус восприятия формируется на основе уже произошедшего, внутренне пережитого личного опыта, понятно, что его невозможно изменить путем какого-либо внешнего вмешательства — «загрузить новой информацией», преобразовать чисто волевым усилием и т.д. Однако возможны непрямые способы работы:

  • Фиксация содержимого конуса восприятия. Эта работа помогает осознать текущую конфигурацию нашей личности. Для удобства мы ведем ее по четырем векторам карты личности: места, артефакты, события и люди.
  • Осмысление. Именно вещи, уже находящиеся внутри нашего конуса, для нас важны по-настоящему — в отличие от вещей внешних, которые могут казаться нам важными. Расшифровка смысла «говорящих вещей» делает конус глубже и оформленнее и создает возможности для его расширения путем включения смежных вещей.
  • Раскачивание границ. Меняя диапазон своего восприятия мира, становясь гибче и подвижнее и освобождаясь от не соответствующих реальности ограничений, мы можем создать возможности для изменения своего конуса восприятия и включения в него новых вещей.
  • Создание видения. Сознательная попытка увидеть, назвать и помнить главное в своей жизни придает конусу восприятия вектор роста и внутреннюю связность.

Новые заметки

  1. О силе мест
  2. Опорные точки дня
  3. Голодные

Удачного всем лета!

Рубрики
Литературные опыты

Голодные

Он сказал: эти здания мешают мне жить. Своими острыми шпилями, своими высокими крышами они закрывают мне горизонт. Они мешают мне жить, сказал он.

И здания рухнули, все до единого, осыпались, как прах, и его взгляду открылся горизонт и безграничное небо. И ему сказали: смотри, мы разрушили для тебя все эти здания. Их нет: живи.

И один умер, а другой принялся строить новые здания. Он сказал: эти здания помогают мне жить. Своими острыми шпилями, своими высокими крышами они приближают мне небо. Они помогают мне жить, сказал он.

Но здания никак не достигали неба. Они старели, и надстраивать их уже не было никакой возможности, а ломать было жаль. Зато с них был виден горизонт. Только он давно уже позабыл про горизонт, он истощился, он потерял память в этой бесконечной стройке, он давно уже позабыл про горизонт.

И был третий, который любил ездить по улицам между обветшавших зданий. Он никогда не останавливался, он ехал то влево, то вправо, и если улица не нравилась ему, он сворачивал на другую и третью, и множество улиц представало перед ним, и он всегда выбирал ту, что хотел. Ему помогало небо, он не верил в горизонт и никогда не возвращался назад, но я заглянул в его судьбу и почувствовал ужас.

Если бы те, кто послушен мечте, научились прокладывать путь.
Если бы те, кому явлена истина, милости были полны.
Если бы агнцы владели мечом, и голуби — мудростью змей.
Если бы ведали те, кому многое было дано, что блаженны голодные.