Рубрики
Личное развитие

Артефакты

В этой статье я хочу посмотреть на очень широкое поле техник и инструментов трансформации под несколько необычным углом, объединив их вокруг идеи артефакта. Эта идея принадлежит философу Мерабу Мамардашвили — он говорил о том, что есть некие вещи, которые генерируют в нас высокие состояния сознания, помогают нам подниматься над хаосом и действовать как мыслящие существа. Эти вещи он и называл «артефактами, производящими мысль», или ноогенными машинами. Артефакт можно сравнить с машиной или инструментом в том смысле, что своим действием он создает реальность более высокого порядка (без органа невозможно тело, без колеса — езда, без скрипки — классическая музыка).

Артефакты-контейнеры

В самом простейшем виде артефакт — это нечто вроде контейнера, хранящего особые состояния нашей души. Это говорящая частичка потерянного контекста, условный код, активирующий забытую область памяти. Чтобы было понятнее, приведу пример из собственной жизни.

Однажды, когда я учился на дизайнера и мне надо было найти образцы готического письма, чтобы выполнить задание по шрифту, я обнаружил у себя на полке книгу о французской готике, которую купил еще в подростковом возрасте, в пору увлечения средневековьем. Листая книгу, я почувствовал ее еле уловимый запах, — смесь типографской краски и табака, — и зарылся носом в пожелтевшие страницы. Густая волна затопила мое обоняние, а затем отхлынула, оставляя за собой бесчисленные воспоминания, как отлив оставляет на песке обломки кораблекрушений. Я был потрясен. Пятнадцать долгих лет прошло с той поры, как я кропотливо срисовывал чернильной ручкой замысловатые готические буквы. Столько событий, столько крутых поворотов, столько эпох моей жизни, — где я только не был, кем я только не был, — а книга все хранила тот же самый запах, такой хрупкий, невесомый, невещественный… Сухое научное издание советской эпохи, о котором я ни разу не вспомнил за долгие годы, оказалось ключом к давно забытому миру, все еще продолжающему существовать где-то внутри меня. Держа в руках эту книгу, я и сейчас могу с легкостью вспомнить свое настроение, мысли и чувства той поры, эпизоды своей тогдашней истории.

Артефакты такого рода — это «говорящие вещи», окна в наш внутренний мир, которые могут помочь нам не только вспомнить важные моменты своего прошлого, но и ощутить в себе контуры той изначальной первоформы души, которая и определяет наше будущее. Эта первоформа — самое неуловимое и в то же время самое неизменное, что в нас есть, точно так же, как в здании самое долговечное — это его геометрия, в то время как материальная отделка и интерьеры постоянно меняются.

В роли таких артефактов-контейнеров часто выступают материальные предметы, хранящие память о нематериальном — наших эмоциях, настроениях, стремлениях какого-то периода (почему-то именно такие эфемерные вещи остаются в итоге, в то время как дела и события со временем теряют значимость и стираются из памяти). Очень нелегко бывает найти такие предметы, но часто они еще пылятся в шкафах и кладовках, на плечиках вешалок и в ящиках столов, безмолвные до поры, как магическая надпись, которая появляется только в то мгновение, когда на нее падает луч восходящего солнца.

Но не обязательно артефакт — это физический объект. Артефактами могут быть и вещи нематериальные — книги, оказавшие на нас глубокое влияние, музыка, которая вдохновляла нас в определенные периоды жизни, места, хранящие привычные маршруты мыслей, наши собственные творения, в которых мы когда-то запечатлели свои идеи и состояния. И конечно же, сны, которые представляют нам наши желания и страхи в символическом, зашифрованном виде, скрывая их истинное обличье и парадоксальным образом создавая тем самым больше возможностей для нахождения смысла.

«Говорящие вещи» говорят больше, чем в них содержится — это чувствуешь сразу. Они указывают на те точки в нашей душе, вокруг которых завязан сюжет нашей жизненной драмы. В этом смысле они устроены по принципу откровения. После получения откровения происходит его осмысление, запись и витки последующих интерпретаций, в ходе которых его содержание постоянно растет. Точно так же каждое новое осмысление того, что говорят нам артефакты, способствует нашему росту.

«Говорящие вещи» личностны — они обращаются лично ко мне, и только: никто другой не может вместо меня услышать их. Вдобавок я не могу объяснить и того, что же я, собственно, слышу. «Что-то очень важное», что взывает к моему пониманию. Если я не пойму его, оно не родится. Чтобы оно могло родиться, должна быть проделана работа.

Артефакты-генераторы

И сразу же возникает вопрос: а можно ли сознательно конструировать артефакты, которые будут хранить и вызывать в нас нужные состояния? И еще — можно ли добиться того, чтобы артефакт работал не только для нас, но и для других людей?

Так мы приходим ко второй категории артефактов — это универсальные генераторы состояний. Как и в случае с артефактами-контейнерами, мы встретим здесь и материальные объекты (например, культовые предметы), и тексты, и произведения искусства, и разного рода техники.

Один из древнейших артефактов второго рода — это предметы силы, такие например, как ритуальные куклы, созданием которых занимались многие участники нашей зимней программы.

Другая группа артефактов, с которым большинство из нас и сегодня встречается в повседневной жизни, — это искусство интерпретации знаков. Знаками для нас могут быть самые разные вещи — необычные повторения, совпадения и синхронизмы, предметы или события, странным образом выделяющиеся на общем фоне, элементы нашего каждодневного быта. На принципе «все есть знак» строятся не только поверья и приметы, но и сложные модели — такие как астрология или фэншуй. Правда, для успешной интерпретации знаков с их использованием требуется тренированное мышление, хорошо ориентирующееся в возможностях символического языка используемой модели.

От знаков мы естественным образом приходим к пророчеству. Интерпретация пророчеств дельфийского оракула, написанных загадочным символическим языком, была делом лучших умов эллинского мира и не раз в его истории приводила к верным решениям. Современный метод случайного стимула показывает один из механизмов, лежащих в основе оракула: сознание — это связывание. Все, что в данный момент находится в сознании, обязательно будет связано, и в результате этого связывания у нас возникают новые идеи и решения. Второй же механизм — это выход из-под влияния внутреннего цензора, создание условий для включения интуиции и бессознательного.

Именно этот второй механизм задействован в следующей группе артефактов — техниках визуализации. В ходе визуализации мы представляем в воображении определенную среду, персонажей и их действия, иногда и определенный сюжет. Визуализация — это один из способов освободиться от самоцензуры и мешающих нам рациональных представлений и получить подсказки от бессознательного, которое зачастую уже знает решение нашей задачи. Одна из хорошо структурированных современных техник визуализации — это имидж-стриминг Вина Венгера. Другой пример визуализации, известный еще пифагорейцам, — пересмотр прошедшего дня.

Параллельный класс артефактов этого рода — техники вербализации, где ведущую роль играет не образ, а слово. Примеры таких техник — фрирайтинг и дневник эмоций.

Отдельная большая группа генераторов состояний объединена под именем медитации. Исторически сложились западный и восточный стили медитации. Западный, известный в средние века под именем созерцания, активно использует визуализацию и размышление. В медитации восточного стиля практикующий, наборот, освобождается от отождествления себя со своими мыслями, образами, чувствами, желаниями, пробуждаясь как «Я есть».

Еще одна разновидность генераторов состояний, существующая с незапамятных времен, — это ритуал, повторяющаяся последовательность действий, которая создает для участников некую реальность более высокого порядка. Например, ритуалы перехода отражают и усиливают изменения, происходящие в сознании человека в определенные моменты его развития, — это генераторы состояний, благоприятных для трансформации личности. Где-то посередине между ритуалом и медитацией лежит техника Точка обзора.

Близко к ритуалу лежит повторение текстов, часто священных или значимых. Такое повторение способствует осознанности, росту в выбранном направлении, реализации своих намерений в практической жизни. В качестве примера приведу Манифест — короткий текст, содержащий главные намерения и цели и предназначенный для ежедневного повторения. Похожая, но более простая техника этого типа, — аффирмации.

Конечно же, приведенные примеры не охватывают всего поля артефактов. Например, я не затронул ролевые техники (пример — Фила-коучинг), игру, транс, искусство, создание метафор и символов, места силы и многое другое. Кроме того, самые интересные техники часто оказываются комбинацией нескольких типов артефактов.

Итоги

Общая цель создания артефактов — это конструирование ситуаций взаимодействия с той реальностью, которая присутствует в нашей жизни на самом деле, реальностью прожитой, осмысленной, наполненной, в отличие от реальности кажущейся, пустой, декларируемой и в конечном итоге абсурдной. Можно сказать, что артефакты — это каналы контакта с реальностью высокого порядка. Они переключают нас в особый режим жизни — режим, в котором мы способны длиться, поднимаясь над распадом и хаосом, любить, помнить, мыслить и осмыслять, творить и действовать осознанно.

Заметки по теме

«Артефакты» — часть цикла заметок, посвященного Карте личности. Другие заметки цикла:

Рубрики
Философия

Говорящие вещи

Вещи могут говорить, не имея голоса. Вещи могут быть одушевленными, не обладая душой. Вещи имеют свою особую силу и свой язык, и возможно, мы не замечаем этого факта лишь по причине его повсеместного присутствия в нашей жизни.

Людям нашей эпохи свойственно видеть в вещи лишь безличный объект, который можно использовать по своему усмотрению. Однако не слыша голос вещей, не слышим мы и зов внутри нас, потеряв душу вещей, не находим и собственную душу.

Вещь не может желать, говорить и действовать — она просто есть. Однако эта ее видимая неодушевленность оказывается одновременно ключом, открывающим для нас давно забытые двери. Ведь именно благодаря молчанию и бездействию вещи бытие проявляется в ней в самом чистом виде.

Бытие не эквивалентно наличию. Сквозь немое присутствие вещи проглядывает вечность. Сквозь молчание вещи начинает говорить то, что молчало внутри нас.

Заметки по теме