Блог Виталия Колесника

Апрельский фрирайтинг

pic

В окне автобуса медленно проплывают луга и холмы, слабо подсвеченные всепроникающим утренним светом, то отступающим в желтоватый туман, то вспыхивающим ярче. Полупрозрачные клубящиеся облака летят совсем близко к земле. Всюду призрачность, неясность, неопределенность. Даже белизна цветущих деревьев кажется клочками сгущенного тумана, осевшего на ветвях. Во вспаханной земле прячутся еще невидимые ростки, на соседнем поле замеркла […]

Крумловский менгир

Бьет колокол, заливаются птицы, глухо рокочет река. В нескольких шагах передо мной возвышается невзрачный розоватый камень с острым концом, похожий на наконечник стрелы. Кельтский менгир, самая загадочная достопримечательность Чешского Крумлова. Зародыш будущей каменной цитадели, которая высится напротив, через реку. Указатель пути, цель которого за века оказалась забытой. На восток, к восходящему солнцу? На запад, к […]

Мартовский фрирайтинг

pic

Фрирайтинг — случайное волшебство, когда из ничего вдруг сами собой рождаются идеи и переживания. Волшебство, подобное действию света, который делает скрытое явным. На одной стороне поезда ослепительно сияет солнце, на другой неярко просвечивает луна, свет отраженный. Я пишу неловко, словно разминая руки и ноги, затекшие от долгого сна. В окне проплывают подернутые утренним инеем холмы […]

У каждой цели есть обратная сторона, противоположная той, с которой мы смотрим. Она остается невидимой, пока цель манит нас. Когда же цель достигнута, она проявляется на бытовом уровне как цена. Цена свободы — неопределенность, цена инициативы — ответственность, цена обладания — забота, цена активности — суета. И все-таки цена — неточное слово. Достижение цели, если конечно мы хотим, чтобы оно приносило нам радость, — это не сделка с судьбой, не продажа души, а дар, чудо. Так вот, обратная сторона исполнения мечты тоже может быть даром, необходимым, чтобы возникло целое.

Февральский фрирайтинг

pic

Когда-то я любил проливной дождь и густой снегопад, а сейчас тоскую по солнцу, и даже полуденный зной не кажется мне неприятным. Удивительно, но в слове «неприятный» прячется ведь и удовольствие, отрицаемое частицей «не». Не это ли свет, рождающийся во тьме, свет, который тьма не может объять? Не прячется ли точно так же в страдании тоска […]