Блог Виталия Колесника

Новый роман Лолы Кретовой: «Ледяной дождь»

pic

Наконец-то прочел долго мною ожидаемое продолжение романа Лолы Кретовой «Летние домыслы», о котором я писал в свое время. Второй том романа озаглавлен «Ледяной дождь». Надо сказать, что из-за драматичного названия я вначале думал, что сильно понервничаю, читая эту часть. Но любопытство пересилило, и я нисколько не пожалел об этом.

Сюжет безусловно интригует — кроты ведут свою загадочную и опасную для людей деятельность, люди живут, наблюдают и ищут ключи к загадке. Пока что он становится все более непредсказуемым. Как и в случае с первой книгой, богатым впечатлением для меня стали описания персонажей — то, как они думают, разговаривают, видят мир, даже едят… Описания жизни, которая относится к категории обыденной, но которую нельзя назвать бытом, — жизнь, увиденная сквозь призму красоты, щедрая на образы и характеры, тонкая, аристократичная, и притом — подсвеченная отблесками рождественских праздников.

И еще одно наблюдение. Когда я был подростком, я пропускал описания природы, — они ничего не добавляли к сюжету. Сейчас всё наоборот — я получаю огромное удовольствие от ярких, точных, поэтичных описаний природы, которые разбросаны по роману, как маленькие сокровища. Мне кажется, современному человеку очень не хватает такого ясного, чистого, я бы сказал духовного взгляда на самые простые вещи.

Думаю, в третьей части многое в сюжете станет ясно, и очень хочется продолжить общение с персонажами романа, так что ждем с нетерпением! А пока читайте первую и вторую :)

Добро и зло в истории души

pic

В архаическом, доцивилизационном человеке разделение добра и зла ещё не произошло. Грех в такой душе невозможен, есть лишь путешествие в потусторонний мир, которое может быть удачным или нет. Оно похоже на путешествие в чужую страну, жители которой не очень-то жалуют пришельцев, но если проявить смекалку, можно вернуться с баснословными богатствами. В этом потустороннем мире нет ангелов и демонов, там есть лишь духи, благосклонные или нет. Это мир негативен по отношению к обыденному миру, не зол, но компенсирует его. Поэтому успех в потустороннем мире часто отзывается проблемами в обыденной жизни, и наоборот, неудачники в обыденной жизни (Иван-дурак) выходят из потустороннего мира осчастливленными.

В античном, уже цивилизованном человеке добро и зло разделились и победа добра над злом произошла. Хтонические боги изгнаны с Олимпа, но и светлые Олимпийцы могут быть благосклонными или враждебными в зависимости от соблюдения или нарушения запретов, потому что и добро, и зло еще не обитают в душе — как и у архаического человека, они все еще экстернализованы. Судьба человека также зависит от его доблести, мастерства, тренированности духа (античное понимание добродетели и ее противоположности, порока). Зло хотя и побеждено в принципе, но является неотъемлемой частью мироздания, нераздельно с добром и имеет свои признанные права.

В человеке эпохи торжества христианства добро и зло максимально разделены и персонифицированы. И хотя добро наделено безусловным приоритетом, зло обладает недюжинной силой и постоянно испытывает человека, хотя эти испытания и ведут к добру. Добро и зло пронизывают поляризованное мироздание и постоянно присутствуют как в душе, так и в мире.

В человеке постхристианском, барочно-просвещенческом, относящемся к эпохе торжества науки и разума, побежденное зло постепенно переходит в невидимое состояние, в сферу возникающего как понятие бессознательного, вытесняется, интернализуется. На поверхности, в сознании, остаётся одно лишь добро в его разнообразных проявлениях. Зло прорывается стихийно, в несчастных случаях, болезнях, бедствиях, революциях и войнах, и остается случайным, необъясненным, не признанным.

И наконец, современная разновидность, человек обобществленный, то есть модифицированный обществом в законопослушного. Здесь исчезает не только зло, но и добро, их понимание становится релятивным, а разделение чисто механическим. Зло максимально вытеснено, а добро незаметно, как все привычное, и все это на фоне все более объяснимой и все объясняющей материальной реальности, которая становится единственной легитимной природой вещей. Главное, что занимает представителя нашей эпохи, это награда или наказание, ожидаемые за выполнение или невыполнение определенной социальной роли. За исключением социопатов, остальные представители этого вида не способны нарушать закон и считают, что если действовать по инструкции, все будет хорошо. Такой человек всегда готов пожертвовать собой, но причина этого в том, что во-первых он тренирован альтруистически пренебрегать своими потребностями ради социальной роли, а во-вторых, не ценит себя, поскольку потерян в повсеместности добра.

To be continued

Мой блог на Голосе

pic

Приглашаю всех познакомиться с медиаплатформой Голос, работающей на блокчейне. Отличия от традиционных медиасайтов:

  • Децентрализованность: нет единого сервера и как следствие никто не торгует вашими данными
  • Читатели комментируют активнее, чем на обычных платформах
  • Автор получает вознаграждение за посты пропорционально «лайкам» читателей (они же как правило писатели)

Мои новые русскоязычные посты будут появляться сначала в моём блоге на Голосе, также как англоязычные сейчас появляются на Стимите, и только неделю-две спустя выходить на kolesnik.ru / vitkolesnik.com.

Заходите в гости!

Белые стихи

pic

Слово рождается в тишине,
поэтому начало искусства — научиться паузе.

Я пишу, словно разминаю руки и ноги,
затекшие от долгого сна.

Пробуждение слова подобно действию света,
который делает скрытое явным.

Я пишу, словно лезу по крутой скале,
где уже столетия не ступала нога человека.

Мир слова — антилабиринт: всюду разбегаются тропинки,
и каждая из них ведет к цели.

Я пишу, словно говорю на забытом языке,
который помнит только тело.

Как бы нам ни хотелось контроля, он не дает полноты,
которая возникает из чуда.

Я пишу, словно вспоминаю старинную мелодию, которая теряется в суете,
оставаясь лишь как тоска по вечности.

Талант в эпоху изобилия

pic

Если ты — самый талантливый из тысячи людей, то в мире почти 8 миллионов таких же, как ты. И в таком мире талант сам по себе уже практически ничего не значит — сегодня ценность, которую создаёт один автор, ничтожна в рамках совокупной ценности, которая создается в этот момент человечеством. Поэт-любитель, публикующий хайку на писательском форуме, может быть талантливее Басё… наряду с миллионами других авторов, творения которых никогда не увидят признания.

Это и есть конец искусства, каким мы его знали в предыдущую эпоху: содержание больше не имеет значения, потому что мы живем в мире изобилия информации и таланта.

Вопрос в том, как продолжать заниматься созданием интеллектуальных ценностей, когда предложение намного превышает ограниченные возможности человеческого восприятия. Если в доинформационную эпоху редким товаром был талант, а внимания было достаточно, то сейчас всё наоборот — мы имеем избыток таланта при дефиците внимания, ставшего всё более дорогим товаром, главным предметом соперничества и торговли (история фейсбука тому наглядный пример).

Экономика внимания вытесняет экономику контента. Но если время, вложенное в творчество, больше не деньги, то необходимо уйти от глобальной конкуренции за оплату интеллектуального труда, потому что люди, производящие интеллектуальные ценности, по-прежнему нужны обществу, если оно не хочет деградировать.

Один из выходов — модель, основанная на самоуправляющихся сообществах, которые распределяют роли, внимание и вознаграждения. Потому что если в сообществе тысяча человек и ты — самый талантливый из них в каком-то аспекте (а в сообществе есть роль для каждого), то вещи снова встают на свои места. От массовой культуры, претендующей на универсальность, мы переходим к конгломерату множества нишевых культур.

Стимит и Голос сделали возможной такую модель, и это только начало. По моим ощущениям, вскоре нас ожидает расцвет нишевых блокчейнов, которые пойдут гораздо дальше, устанавливая собственные стандарты и правила игры. Культура перестает быть централизованной, и это очень хорошая новость.

Впервые опубликовано на Голосе

Эпохи изобилия

pic

Недавно я понял, что мы уже сегодня живем в ситуации изобилия, а точнее — в точке перехода от нематериального изобилия к материальному. Делюсь простой теорией, которая как-то сама собой сложилась у меня в этой связи.

Первой эпохой изобилия было изобилие в сфере душевной жизни — мир первых людей был населен духами. Доисторические мифы, символы и архетипы легли в основу религии и культуры первых цивилизаций. Эта культура положила начало философии, ставшей матерью всех наук. Так наступила вторая эпоха — эпоха изобилия в сфере мышления и рационального знания, увенчавшаяся становлением современной науки. Взлет науки сделал возможным наступление следующей эпохи — эпохи технического изобилия. Техника сделала обработку материи дешевой и доступной, и сейчас мы находимся на пороге четвертой эпохи — эпохи материального изобилия.

Многие материальные проблемы сегодня уже решены для большого числа людей и, возможно, были бы решены для всех, если бы не всё ещё господствующий в мировой политике менталитет девятнадцатого века, основанный на устаревшей аксиоме о скудости мировых ресурсов, а также алчность, скупость и привычка власть предержащих решать все вопросы при помощи насилия. Пока почти двести государств ожесточенно дерутся за место у руля корабля планета Земля, нужда не исчезнет, потому что ресурсы, которые могли бы быть направлены на ее устранение, будут расходоваться на борьбу правительств друг с другом и гонку вооружений.

Блокчейн впервые в истории сделал возможным возникновение самоуправляющихся сообществ, способных действовать глобально. Проблемы, которые в принципе не могут быть решены на уровне государств и правительств, в том числе проблема минимального базового дохода для всех, могут быть решены прямым взаимодействием людей, организованных в децентрализованные автономные сообщества.

И хотя большим блокчейн-проектам в этой сфере еще только предстоит появиться, первые эксперименты уже идут. Стим и Голос — в их числе, пусть они и далеки от первоначальных идеалов. Есть и пример непосредственно по теме — Манна. Для тех, кто присутствует на Стиме, может быть интересен проект Steem Basic Income.

Ну и в дополнение — немного теории от Дана Ларимера, основателя EOS и автора идеи обществ взаимопомощи, основанных на блокчейне — здесь и здесь.

Впервые опубликовано на Голосе

Фрирайтинг май 2018

pic

Хороший текст начинается с молчания. С удовольствием слушать тишину, как слушаешь журчание реки, гомон птиц и шелест ветра в кронах деревьев. Тишина души не пуста — в ней тихо идет своим чередом жизнь. Уметь выдержать паузу, чтобы дать суетным мыслям улететь прочь, как пролетает мимо стайка рассерженных птиц. Оттачивать искусство бездумно смотреть на облака, столь же переменчивые, как наши обычные мысли. Я — это не облака, а небосклон. Мой мир вмещает всё, что я способен видеть, думать и чувствовать, и всё же он — лишь частица большого мира, где живут миллиарды таких, как я.

Впервые опубликовано на Голосе

Заметки о мышлении

pic

Мысли, которые чего-то стоят, занимают достаточно много места в сознании каждого человека, но мы их редко слышим — они скрыты под поверхностью наших ежедневных забот и ближайших интересов. Чтобы начать слушать, нужно перестать говорить — освободить ум от мыслей-пустышек с заранее известным исходом. Слушать, как капли ливня врезаются в зеркало векового пруда, смотреть, как волны ветра перекатываются по его посеревшей взъерошенной глади. Под темным покровом вод, невидимые, прячутся наши секреты, и только когда они увидят свет, те понимания, которых мы ждем, смогут родиться.

Условие точного понимания — предельно возможная сложность, сестра организации. Отсюда наша немота, когда дело доходит до неоднозначных вопросов, на которые нет простого ответа (часто вообще нет ответа, а есть выбор).

Проблема с серьёзным мышлением еще и в том, что мы никогда не свободны от настроений и самочувствий, задающих исходные посылки. Как только я начинаю считать, что я объективен, я тут же попадаю в ловушку собственного сознания, которое склонно помещать себя в центр мира и делать свое текущее состояние исходной точкой мышления. Детская иллюзия всемогущества, представление о том, что мои мысли двигают устройством мира — ошибка «я», которое думает, что если оно ощущает себя центром, то и является центром. Поэтому даже те наши мысли, которые кажутся нам серьезными и объективными, не обязательно таковы.

И ещё одно. Мышление само по себе не содержит в себе силы, необходимой для того, чтобы верная мысль стала реальностью, обрела жизнь. Эта сила приходит как дар и с древних времен называется духом. Только мысль, соединившаяся с духом, приносит плоды. Дух неподвластен мысли — он рождается из еще более глубокого источника. Соединившись с духом, мысль перестает быть доказуемой и в этом смысле понятной, но обретает силу, способную менять мир и видеть его особенным образом. Мысль, соединенная с духом, — это видение, миссия, смысл.

Впервые опубликовано на Голосе

Фрирайтинг: Голос

pic

Смотреть на цветущую розовую айву и золотой дождь, голубое небо, рыжего кота, который греется на солнышке. Слушать голос внутри. Жизнь прекрасна, и всё-таки даже в такие минуты есть в ней какая-то тоска. И чем прекраснее настоящий момент, тем острее тоска, потому что каждое мгновение в душе сразу же становится прошлым и я проживаю его уже как воспоминание, как будто оно было вчера, а я смотрю на него из завтра.

Наступает новая весна, и кажется, что впереди вечность. Но ум знает, что время проходит и ничто не в силах остановить его, знает, что всё кончается. Он, правда, знает и то, что он вечен и что в мире мысли нет ни начала, ни конца. Есть только жизнь, всегда больше себя самой, показывающая на еще большую жизнь, как указатель на дороге показывает на следующую дорогу. Само мышление — ворота в вечность, само сознание — погруженность во что-то большее, чему нет имени.

Зачем я пишу? Я знаю, что без слова моя жизнь была бы неполной, независимо от того, сколько радости было бы в настоящем моменте. Когда я пишу, я делаю этот настоящий момент присутствующим где-то в будущем, словно в реке строю опору, на которую можно положить мост.

Для кого я пишу? В эпоху больших чисел и изощренных механизмов, в эпоху все более глубокого проникновения в материю и ухода от духа, в эпоху утраты чуда и замены его техникой могущество оказывается фундаментальной слабостью человека. Чем глубже мы заглядываем в устройство мироздания, тем легче нам поверить в то, что всё измеримо, управляемо, подвластно, и тем менее мы способны видеть чудо. Жизнь становится производством ожидаемого, фабрикой, полной машин.

Мне бы хотелось, чтобы люди по-прежнему были способны слышать свой подлинный голос и голоса тех, кто рядом, прислушиваться к тому, что происходит в душе — происходит так же тихо, незаметно и уверенно, как растут цветы, согревается воздух, наступает весна.

Счастье — это опыт чуда, а не исполнение наших планов. Голос чуда должен быть слышен.

Впервые опубликовано на Голосе

Дорога в Тбилиси

pic

Степь, одиночество и ветер
в поднятое окно, и аромат полыни
в вагоне по дороге на Восток.
Мне было пять, и я был счастлив. Засыпая,
смотреть в окно на верхней полке
под стук колес и дребезжанье чая,
не беспокоясь ни о чем на свете.
Проснуться ночью от блуждающих огней,
вдохнуть всей грудью воздух незнакомой
стоянки, где чернеют кипарисы.
Наутро вдалеке увидеть море,
а днем смотреть, как из земли родятся горы,
несоразмерно высоки и дики,
как та судьба, которой я не знал.

Мне было пять, и сорок лет прошло.
Дорога, одиночество и ветер
все так же мне близки, и так же счастлив
бываю я порою. И судьба
уже приобрела свои масштабы.