Блог Виталия Колесника

Фрирайтинг: истории и повседневность

pic

Поля уже засеяны и зелень пробивается на свет. Крестами отмечены деревья, которые спилят в этом году. В небесной голубизне появляется нежно-серая нотка, она предвещает тепло. Еще несколько аккордов, и начнется песня о любви в майских сумерках, о розах в парке чаир. Я склоняюсь перед тайной жизни. В суете, в этом обрывочном опыте, который не складывается в картину, в случайных обстоятельствах повседневности, здесь я проживаю свою жизнь и она такая, как есть, хороша так, как она есть, и отсюда же растет что-то большее. Ткань повседневности, пронизанная светом и тенью, как солнечный лес, искрящаяся, как рябь на поверхности пруда, где ничего не происходит, только волнуется опрокинутое небо и водяной курит трубку. Все хорошо так, как оно есть. Принятие этой правды и есть изменение жизни. Боги живут здесь, в повседневности, и отсюда же прорастают истории, которые будут пересказывать внуки. Поля уже засеяны, и под землей кипит невидимая работа. Повседневность — весна жизни, райский сад, где песни, игры и пляски наполняют время. Она же — темное море возможного, во чреве которого киты и драконы, русалки и чудища ведут свою вечную игру. Когда истории рождаются на свет, их озаряет слава и одно свершившееся чудо становится больше всего, что возможно. И все же повседневность навсегда остается матерью, перед которой я склоняюсь.

Февральский фрирайтинг

pic

Белое солнце купается над холмами в дымке морозного утра. Так же далеко моя свобода, недостижимая и манящая, как бриллиант с тысячами слепящих граней, искрящийся лучами возможностей, каждая из которых способна повергнуть меня во тьму исчерпанности. Нужно смотреть сквозь блистающие грани, в глубину, туда, где тайна, где сила, где пустота, из которой все берет начало. Вечная пляска мира создается тем, кто встал в неподвижный центр круга — источник всякого движения. Каждый изгиб танца возвращает к центру, каждый луч ведет к солнцу, каждый блик бриллианта свидетельствует о его глубине, которая только и дает его сиянию силу.

Жизнь на полную мощность, максимальная производительность — это совсем не идеал. Интенсивная жизнь — это иллюзия полной жизни, так же как бурная горная речка остается ручьем в сравнении с полноводной великой рекой.

8 тезисов по теме жизни за границей

pic

Для кого-то жизнь за границей — мечта, для кого-то необходимость, для кого-то одна из возможностей. Вокруг этой темы — огромное количество иллюзий и мифов. Приглашаю тех, кто хочет посмотреть, что кроется за ними. Этот пост — результат осмысления моего 10-летнего опыта.

Самоорганизация с Google Keep

pic

В любой работе важны хорошие инструменты. Google Keep уже давно приглянулся мне как полезный, минималистичный и удобный инструмент самоорганизации — делюсь опытом.

Итоги 2016

pic

Этот год я посвятил переходу во вторую половину жизни, в просторечии известному как кризис среднего возраста. Это оказалось удивительно ярким и позитивным внутренним событием, несмотря на море пролитых слез, много пройденных километров в прямом и переносном смысле, а также 4 дня и 4 ночи без еды в полном одиночестве в лесу под открытым небом.

Декабрьский фрирайтинг

pic

Зимнее солнце озаряет покрытые инеем леса неярким молочным светом. Тончайшее серебро инея на ветвях не колыхнется в морозной неподвижности декабрьского утра. Далекие горы лежат на подушке тумана, словно лишенные оснований. Прячутся среди сумрачных елей невысказанные тайны души, все забытое, потерянное в лесу, мимо которого бежит мой поезд. Застывший мир говорит: всему свое время. Время зиме, и время лету. Время труду, и время празднику. Время действию, и время мечте.

Сейчас время покоя. Все должно замереть, чтобы дать новой силе созреть у корней земли, в глубинах гор, подо льдом сверкающих прудов. День волшебства, возникающего из ниоткуда, как целительная сила, сама собой струящаяся в древней магии слова, как детская память о таинственном физическом присутствии чуда. Сделано все, что сделано, и сказано все, что сказано. Осталась только радость.

Немного философии. Идея изменения жизни, взятая без необходимых оговорок, слишком механистична — в ней жизнь разделена на меняющего и меняемое, тогда как в действительности это одно и то же. Перемены — действие самой жизни, того начала, которое меняет все, к чему прикоснется, а не операция, совершаемая над ней. То, что мы хотим изменить, — не жизнь, а ее недостаток.

Рождество

pic

Люди, смешные созданья,
сидели вокруг костра,
смотрели кино, обсуждали,
чайник кипел, падал снег,
овцы жевали овес и ждали утра.

Двери открыл человек
в свитере (пуховик отдал Ей).
Все зажмурились. Было тихо. Сияла звезда.
Иисус улыбался. Плавился снег у дверей.

1995

Фрирайтинг: туман

pic

Я всматриваюсь в новый день, бездонный, непроницаемый, непредсказуемый, как ползущие по земле облака тумана, из которых выплывают все новые и новые виды. Все, что в нем есть, скрыто у корней земли, за пеленой мглы, за границей известного. Мой поезд чего-то ждет, и жду я, и ждет бескрайнее туманное поле, где возможно все. Туман рождает великанов и гномов, открывая бесчисленные двери подземелий души. Гномы знают, где золото, но мне, чтобы услышать их, нужно разучиться знать.

День, в который возможно все. Не судить, не знать, не верить привычному. Видеть невидимое — свет, скрытый в черноте придорожного креста, алмазы, таящиеся в глубинах земли, синий просвет в нагромождении облаков, выход из круга бесконечного повторения одного и того же. День, в который возможно все.