Рубрики
Будущее

С Новым!

Дорогие друзья,

жизнь многих из нас и планеты в целом теперь легко делится на две части: до и после 2020. Я для себя вижу в этом прекрасную возможность еще раз начать всё сначала. 

Когда-нибудь я, наверно, расскажу вам, почему и как я перестал быть гуру личного развития, а сейчас просто поделюсь этим фактом. Вся эта сфера медленно уплывает в голубую даль, как отцепившийся вагон. 

За тринадцать лет, прошедших с 2007 года, который в предыдущий раз был для меня годом больших перемен, многое изменилось. Изменился и я сам, хотя очень надеюсь, что не потерял главного. Если Провидение того пожелает, в новом году вы узнаете о моем новом проекте, но не из этого блога. 

Пришло время Нового.

Рубрики
Будущее

Талант в эпоху изобилия

Если ты — самый талантливый из тысячи людей, то в мире почти 8 миллионов таких же, как ты. И в таком мире талант сам по себе уже практически ничего не значит — сегодня ценность, которую создаёт один автор, ничтожна в рамках совокупной ценности, которая создается в этот момент человечеством. Поэт-любитель, публикующий хайку на писательском форуме, может быть талантливее Басё… наряду с миллионами других авторов, творения которых никогда не увидят признания.

Это и есть конец искусства, каким мы его знали в предыдущую эпоху: содержание больше не имеет значения, потому что мы живем в мире изобилия информации и таланта.

Вопрос в том, как продолжать заниматься созданием интеллектуальных ценностей, когда предложение намного превышает ограниченные возможности человеческого восприятия. Если в доинформационную эпоху редким товаром был талант, а внимания было достаточно, то сейчас всё наоборот — мы имеем избыток таланта при дефиците внимания, ставшего всё более дорогим товаром, главным предметом соперничества и торговли (история фейсбука тому наглядный пример).

Экономика внимания вытесняет экономику контента. Но если время, вложенное в творчество, больше не деньги, то необходимо уйти от глобальной конкуренции за оплату интеллектуального труда, потому что люди, производящие интеллектуальные ценности, по-прежнему нужны обществу, если оно не хочет деградировать.

Один из выходов — модель, основанная на самоуправляющихся сообществах, которые распределяют роли, внимание и вознаграждения. Потому что если в сообществе тысяча человек и ты — самый талантливый из них в каком-то аспекте (а в сообществе есть роль для каждого), то вещи снова встают на свои места. От массовой культуры, претендующей на универсальность, мы переходим к конгломерату множества нишевых культур.

Стимит и Голос сделали возможной такую модель, и это только начало. По моим ощущениям, вскоре нас ожидает расцвет нишевых блокчейнов, которые пойдут гораздо дальше, устанавливая собственные стандарты и правила игры. Культура перестает быть централизованной, и это очень хорошая новость.

Впервые опубликовано на Голосе

Рубрики
Будущее

Эпохи изобилия

Недавно я понял, что мы уже сегодня живем в ситуации изобилия, а точнее — в точке перехода от нематериального изобилия к материальному. Делюсь простой теорией, которая как-то сама собой сложилась у меня в этой связи.

Первой эпохой изобилия было изобилие в сфере душевной жизни — мир первых людей был населен духами. Доисторические мифы, символы и архетипы легли в основу религии и культуры первых цивилизаций. Эта культура положила начало философии, ставшей матерью всех наук. Так наступила вторая эпоха — эпоха изобилия в сфере мышления и рационального знания, увенчавшаяся становлением современной науки. Взлет науки сделал возможным наступление следующей эпохи — эпохи технического изобилия. Техника сделала обработку материи дешевой и доступной, и сейчас мы находимся на пороге четвертой эпохи — эпохи материального изобилия.

Многие материальные проблемы сегодня уже решены для большого числа людей и, возможно, были бы решены для всех, если бы не всё ещё господствующий в мировой политике менталитет девятнадцатого века, основанный на устаревшей аксиоме о скудости мировых ресурсов, а также алчность, скупость и привычка власть предержащих решать все вопросы при помощи насилия. Пока почти двести государств ожесточенно дерутся за место у руля корабля планета Земля, нужда не исчезнет, потому что ресурсы, которые могли бы быть направлены на ее устранение, будут расходоваться на борьбу правительств друг с другом и гонку вооружений.

Блокчейн впервые в истории сделал возможным возникновение самоуправляющихся сообществ, способных действовать глобально. Проблемы, которые в принципе не могут быть решены на уровне государств и правительств, в том числе проблема минимального базового дохода для всех, могут быть решены прямым взаимодействием людей, организованных в децентрализованные автономные сообщества.

И хотя большим блокчейн-проектам в этой сфере еще только предстоит появиться, первые эксперименты уже идут. Стим и Голос — в их числе, пусть они и далеки от первоначальных идеалов. Есть и пример непосредственно по теме — Манна. Для тех, кто присутствует на Стиме, может быть интересен проект Steem Basic Income.

Ну и в дополнение — немного теории от Дана Ларимера, основателя EOS и автора идеи обществ взаимопомощи, основанных на блокчейне — здесь и здесь.

Впервые опубликовано на Голосе

Рубрики
Будущее

Биткойн-грамотность

Меня всегда восхищает, как в жизнь приходит новое. Ты можешь стараться как хочешь, создавать замечательные идеи, строить грандиозные планы, но до поры ничего не двигается с места. Иногда кажется, что это «до поры» уже тянется слишком долго, но верно старинное «Всему свое время, и время всякой вещи под небом»: неожиданно происходит казалось бы небольшой сдвиг и вдруг новые проекты начинают рождаться один за другим.

В этом году новое в моей жизни началось с темы децентрализации. Я почувствовал, что пора искать альтернативу фейсбуку, гуглу и прочим информационным монополиям, которые незаметно присвоили себе право распоряжаться моим вниманием (и заодно приторговывать моим контентом).

Я подумал: почему я должен платить фейсбуку за то, чтобы донести информацию о моих постах и проектах до людей, для которых они предназначены? Раньше эту функцию прекрасно выполняли блоги, причем совершенно бесплатно, но расцвет социальных сетей привел к тому, что люди стали бездумно потреблять информацию, которая появляется в их ленте, и перестали следить за тем, что происходит вне ее.

Это привело меня к теме блокчейна — новой технологии, позволяющей создать децентрализованную базу достоверной информации, которая не нуждается в посреднике и может напрямую прозрачно соединять спрос и предложение чего бы то ни было (в том числе контента).

Самый известный пример применения этой технологии — это биткойн, цифровая наличность, имеющая реальную стоимость и при этом существующая независимо от банков и правительств, более того, вообще не имеющая центральной организации.

После интенсивного изучения темы биткойна я пришел в выводу, что технологии, лежащие в его основе, по масштабу сопоставимы с теми, которые в середине девяностых привели к появлению интернета, каким мы его сегодня знаем. Мне стало ясно, что за блокчейном будущее, и не только в сфере финансов — его потенциал гораздо шире.

Биткойн — только верхушка айсберга: уже сегодня существуют сотни других блокчейн-проектов, создающих ценность для общества и выпускающих криптовалюты, или токены, обеспеченные этой ценностью. Появилась даже новая модель выхода на рынок — вместо традиционного дорогостоящего и медленного IPO (Initial Public Offering — первая публичная продажа акций), доступного только для крупных компаний, появилось ICO (Initial Coin Offering — первая публичная продажа токенов), способ привлечь миллионы долларов в проекты любого начального масштаба (или инвестировать в токены этих проектов).

В заключение один конкретный пример того, как устроен блокчейн и какие возможности за ним кроются. Что, если фейсбук-лайки были бы деньгами? Тогда пользователи могли бы напрямую поддерживать авторов или проекты, в которых они заинтересованы. Звучит невероятно? Между тем, такой проект уже успешно работает — это блоги Steemit. Если вы посмотрите на страницу популярных постов, под каждой статьей вы увидите его стоимость, 75% получают авторы, а 25% — те, кто проголосовал за пост. Вот адрес моего англоязычного блога на стимите — я пришел туда меньше 3 месяцев назад, но на кофе с булочками уже хватает. В одном из следующих постов расскажу об этом проекте подробнее — следите за анонсами!

Рубрики
Будущее

О смысле истории

Меня всегда удивляет, с какой легкостью люди публично судят о мировой политике. Я не считаю, что обладаю достаточным знаниями обо всем, что происходит сейчас в такой сложнейшей системе, как глобальный мир. Вместо этого скажу несколько слов о вещах, в которых понимаю чуть больше.

Когда-то в детстве читал фантастический рассказ о планете, где не было ничего, кроме песка, однако приземлявшиеся на нее корабли загадочным образом оказывались уничтоженными. В конце оказалось, что песчинки обладали микроразумом и способностью приходить в движение — складываясь в вихри, они могли разрезать самую прочную броню.

Точно таким же образом большие исторические события являются в конечном итоге суммой того, что происходит в каждой отдельной человеческой душе, причем процесс этот — стихийный, и нет никакой одной внешней организующей силы, которая бы сознательно им управляла.

В свое время я много интересовался историей и философией и пришел для себя к выводу, что более-менее правдивые объяснения исторических событий появляются лишь задним числом — не случайно у историков есть табу на оценку современных им событий. Не прошлое определяет будущее, как мы привыкли думать, а будущее — прошлое.

В «Истории» Геродота, первой дошедшей до нас исторической книге, есть рассказ о Крезе, основателе мало кому сейчас известной Лидийской империи, который, подчинив всех окрестных царьков и находясь на вершине славы, принял в гостях легендарного афинского законодателя Солона. Крез рассчитывал, что афинянин назовет его самым счастливым человеком на земле. Однако Солон объяснил, что в Афинах принято называть человека счастливым, если он имел не только счастливую жизнь, но и счастливый конец. Очень скоро империя Креза рассыпалась под натиском персов, а сам он до конца жизни стал рабом Кира — хозяина новой империи.

Прошлое и настоящее определяются из будущего, — или, как сказал Иисус, дерево познается по плодам. Оценка, суждение исходят из одной определенной точки зрения, тогда как реальность — это целое, весь объем возможных перспектив, в том числе тех, которые для нас еще находятся в будущем.

Чтобы изменить будущее, достаточно изменить себя. Если признать, что мы живем в мире, где все взаимосвязано (а это как раз то, от чего нас пытаются отвратить всевозможные идеологии), то становится ясно, что изменения в одной точке мира означают изменения во всех остальных. При этом быть этой точкой самому гораздо проще, чем поместить в нее других.

Ошибкой Гитлера, которую сейчас, из будущего, уже можно разглядеть, было как раз отрицание рождавшегося в ту пору глобального, связанного мира, о котором его современник, французский мыслитель Тейяр де Шарден, сказал пророческие слова: «Время наций прошло». Гитлер попытался противопоставить одну нацию всему миру, изолировать ее, как лучшую его часть, предназначенную к господству над остальными. Точно так же Ленин погрешил в свое время против мировой истории (и заодно против марксизма), заявив, что коммунизм возможно построить «в одной отдельно взятой стране». В связанном мире все, что мы посылаем другим, возвращается к нам, причем в усиленном виде, — кто посеет ветер, пожнет бурю.

Ни античная идея царя как гаранта порядка, ни средневековая идея территории как источника богатства, ни просвещенческая идея «отдельно взятой страны», нации или государства как центра консолидации общества уже не отвечают реальности глобального мира. Однако парадокс нашего времени состоит в том, что общество до сих пор управляется людьми, многие из которых по менталитету недалеко ушли от Креза.

У фразы Тейяра есть продолжение: «Время наций прошло. Нам сейчас предстоит — если только мы не хотим погибнуть — строить Землю.» Здесь важно слово «нам», очевидным образом не относящееся к царю, территории и государству. Эта горизонтальная связь между нами и есть новый центр глобального мира. Весь наш опыт, в том числе негативный, возникает в отношениях с конкретными людьми, а не с партиями и государствами. Чтобы изменить мир, необходимо изменить себя и свои отношения с другими людьми. Правда, этот путь не такой простой и быстрый, как насилие, зато он ведет к цели.

Рубрики
Будущее

Critical Path Бакминстера Фуллера

Дочитал недавно упомянутую книгу Фуллера, для одних — безнадежного утописта, для других — редкостного визионера. (А также дизайнера, архитектора, философа, поэта и т.д.) Не помню, чтобы в какой-то другой недавно прочитанной мной книге было столько необычных взглядов и идей, объединенных одним цельным видением.

Книга состоит из нескольких самостоятельных частей разной степени увлекательности. Первая, самая захватывающая часть, содержит что-то вроде краткого очерка гипотетической истории человечества. Гипотетической — потому что Фуллер смотрит на эту историю под очень необычным углом. Обзор начинается 3,5 миллиона лет назад на южноазиатских остовах Тихого океана и заканчивается в 1980 году, когда СССР ввел войска в Афганистан. Чего Фуллер не смог предвидеть, так это последовавшего краха Советского Союза. Как видно сейчас, на грани краха находились обе сверхдержавы, хотя по мнению Фуллера Америка была к нему ближе. Однако судьба распорядилась иначе.

Dymaxion Map — изобретенная Фуллером карта, наиболее точная проекция мировой поверхности на плоскость.

Вторая и, наверно, не менее интересная линия книги, — это разбросанная по ней история самого Фуллера. В 1927 году в возрасте 32 лет, потерпев полный крах в бизнесе, он предпринял то, что сам назвал пожизненным экспериментом на себе самом, задавшись целью узнать, может ли один человек сделать для блага всего человечества нечто такое, чего не в состоянии сделать великие нации и огромные компании. Надо заметить, что у этого человека не было денег и диплома о высшем образовании (Фуллера дважды выгоняли из Гарварда — второй раз за «безответственность и отсутствие интереса»), зато была неработающая жена и новорожденный ребенок. Что еще было у Фуллера, так это определенные принципы, которые, надо полагать, и повлияли на результат.

А результатом был существенный вклад в зеленые технологии, дизайн и архитектуру, не говоря уже об изменении мышления большого числа людей. Что касается личных достижений, Фуллер получил почетные доктораты в нескольких десятках университетов мира, множество наград и патентов, написал энное количество книг, что-то около 40 раз облетел вокруг света с лекциями и выступлениями и т.д.

И третья линия — философская. Вкратце, Фуллер представляет Вселенную как вечно саморегенирирующийся сценарий, а человеческое общество видит способным создать в ней синтропический эффект, который уравновесит энтропию. Здесь есть интересные параллели со взглядами Тейяра де Шардена, который, однако, полагал, что синтропия на определенном этапе победит энтропию.

Один из главных практических постулатов Фуллера заключается в том, что людям нужно перестать мыслить по принципу «мы или они». Уже сейчас в мире достаточно ресурсов для перехода к мирному и безбедному существованию абсолютно всех людей, причем благодаря совершенствованию технологий эти ресурсы продолжают высвобождаться. Design Science Revolution, к которой призывает Фуллер, — это процесс изменения людьми окружающей среды путем создания разного рода технических артефактов, делающих жизнь экологичнее. В свою очередь такая среда, как предполагает Фуллер, будет изменять мир более эффективно, чем социальные реформы.

Интересны взгляды Фуллера на обучение. Еще до появления интернета он видел в удаленном самостоятельном обучении больший потенциал, чем в традиционной системе обучения с ее акцентом на специализацию, которая, как считает Фуллер, была изобретена власть предержащими для того, чтобы держать общество под контролем.

Вторую половину книги имеет смысл читать выборочно. Дразнят воображение нереализованные полуутопические проекты Фуллера — например, Old Man River City, проект «города-кратера» на 125 тысяч жителей с обращенной внутрь «общественной» стороной (внутренние склоны кратера) и обращенной наружу «частной». То, что выглядит как трибуны стадиона, на самом деле террасы, на которых расположены помещения.

Резюме: книга — must read для людей, которые любят думать своей головой, для которых правильные вопросы значат не меньше, чем правильные ответы, и которым небезразлично наше будущее.

Ссылки по теме:

Рубрики
Будущее

Супрематическая природа

Малевич: Земная поверхность не организована. Покрыта морями, горами. Я хочу вместо этой природы создать супрематическую природу, построенную по законам супрематизма. Брик: А что же с этой природой будем делать мы? Малевич: Вы будете приспосабливаться, так же, как к природе Господа Бога. Брик: А как практически использовать эту природу? Малевич: Так же как и при существующей природе встретили люди мир вне их плана, и они приспосабливаются к этому миру. Это было дано вне их воли. Супрематическая природа будет дана как таковая, а затем уже ее прорезывайте домами и перекрывайте улицами.

«В круге Малевича».

Пророчество Малевича сбылось. Фактически то, что мы сейчас называем природой, — это и есть супрематическая природа, мир 2.0. Во время путешествий по Европе это особенно заметно. Мы видим лес, а на самом деле это лесопосадки. Мы видим милый зеленый холмик, а на самом деле это хранилище топлива. Мы видим цветущее поле, а на самом деле это выращивают рапс — сырье для производства биодизеля. И можно сколько угодно долго возмущаться по поводу исчезновения природы 1.0. Это реальность, которая нам дана как таковая.

Кстати, на мой взгляд, именно поэтому Малевича надо называть первооткрывателем дизайна, а не потому, что он нарисовал «Черный квадрат». Дизайн после Малевича, Кандинского, Мондриана — это уже не декор, а сама суть изделия: предмет исчезает, растворяясь в своей функциональности, неотделимой теперь от эстетического содержания.

Вопрос лишь в том, при каких условиях мир 2.0 останется миром, а человек — человеком. Кстати, у Хайдеггера есть одна замечательная небольшая работа на эту тему — «Вопрос о технике», которую я очень советую почитать всем, кто интересуется будущим. Напоследок одна цитата оттуда:

«Опасна не техника сама по себе. Нет никакого демонизма техники; но есть тайна ее существа.»
Рубрики
Будущее

Тейяр де Шарден. Феномен человека

Pierre Teilhard de Chardin. Le phénomène humain

Эта книга Тейяра де Шардена является сжатым, но ярким изложением его основных идей. Она будет интересна тем, кому не безразлично, откуда и куда мы идем, кто не согласен с тем, что жизнь и разум произошли случайно и так же случайно угаснут.

Сразу уточню, эта книга — не для любителей оккультизма. Тейяр — католик, пусть не чуждый христианской мистики, а также учёный. Ни о каких внеземных цивилизациях, эгрегорах и прочей радости вы здесь не прочтете.

Зато много почерпнут те, которому интересно, какими могут быть перспективы глобализации (Тейяр этого слова не знал, но многое из написанного им — именно об этом, — в первой трети прошлого века он заговорил о том, что мы начинаем осознавать только сегодня): «Кризис, приближающийся к своему максимуму на нынешней Земле, прежде всего связан с массовым сплочением (с «планетизацией», можно бы сказать) человечества: народы и цивилизации достигли такой степени периферического контакта, или экономической взаимозависимости, или психической общности, что дальше они могут расти, лишь взаимопроникая друг в друга».

Стержень видения Тейяра — эволюция в ее целостности, от преджизни — к жизни, к мыслящей жизни и в перспективе к сверхжизни. Эволюция не как усложнение материи, а как возрастание сознания.

Рубрики
Будущее

Тейяр де Шарден

Жил однажды мальчик, который любил собирать камешки. Особенно нравились ему сияющие кусочки халцедона, которых много было в окрестностях, потому что невдалеке находились древние потухшие вулканы. Камешки казались ему вечными.

В шесть лет мальчик в одиночку отправился в горы, чтобы узнать, что находится внутри вулкана.

Звали мальчика Тейяр де Шарден (Teilhard de Chardin). В 18 он вступил в Общество Иисуса, еще через 12 лет, в 1911, стал священником, начал работать как ученый-палеонтолог, прошел I мировую санитаром и вернулся в Париж к научной работе кавалером ордена Почетного легиона, полученного за бесстрашие и самоотверженность.

Детская мечта имеет гораздо большую силу, чем мы думаем, когда вступаем во взрослую жизнь. Поиски вечного в природе привели Тейяра к идее о том, что эволюция есть возрастание сознания, в рудиментарных формах присутствующего в мире с самого начала.

В начале 20-х лекции Тейяра собирали многочисленную аудиторию благодаря его оригинальным идеям, давшим эволюционизму христианское обоснование. Однако эти идеи шли вразрез с официальным учением Церкви того времени, и после запрещения публиковать теологические работы Тейяр меняет кафедру на походную палатку. С тех пор палеонтологические экспедиции, принесшие науке немало открытий (Монголия, Китай, Индия, Индонезия, Африка), были для Тейяра единственным возможным местом трудоустройства. Тейяр был, в частности, одним из ученых, обнаруживших останки синантропа. Вторую мировую он пережил в оккупированном японцами Пекине, откуда не успел эвакуироваться, практически без связи с внешним миром. Там и были написаны важнейшие работы, включая «Феномен человека».

По возвращении из Китая Тейяр после недолгого пребывания во Франции отправился в Нью-Йорк, откуда дважды путешествовал в Африку. Эссе и лекции Тейяра ходили в списках. Все основные работы были опубликованы только после смерти (1955).

Хотя формально Тейяр, будучи палеонтологом, исследовал прошлое, на самом-то деле его интересовало будущее. Именно в этой области лежат его основные идеи, до сих пор, кстати, вызывающие жаркие споры. Изложить их в нескольких строках я бы, пожалуй, не взялся. На русском языке можно почитать «Феномен человека» и самому сделать выводы.

Ссылки по теме