Рубрики
Литературные опыты

Время

Время… Время не ждет никого. Время не останавливается ни для кого.

Твои оправдания не замедлят время. Твоя нерешительность не задержит время. Твои жалобы не остановят время. Твои сожаления не повернут время вспять.

Поэтому не трать свое время впустую на злость, сожаления, тревоги и ненависть. Ведь время не вернется назад, чтобы рыдать вместе с тобой.

Пришло время отпустить прошлое и перестать волноваться о будущем. Единственное твое время — это сейчас.

Поэтому убедись, что ты тратишь свое время на верные цели, верные поступки, верные чувства, верные мысли, и с верными людьми.

Время летит! Это верно. Но ты способен расправить крылья и лететь по жизни вместе со временем, делая лучшее, на что способен.

Помни, ты пройдешь этот путь только один раз. Пусть он стоит того. Время… делай как оно — иди.

Перевод: Виталий Колесник
Автор потерялся в сумерках эпохи

Автор фото

Рубрики
Литературные опыты

Весна III

Зеленая дымка весны готова родить все живое, 
лишь только прозвучит слово.
Я и есть слово.

Только вчера я смеялся от счастья,
взлетая на качелях над весенним прудом.
Я и есть весна.

Я научился ходить по воде —
вот путь, ни конный, ни пеший, ни по земле, ни по небу.

Быть больше себя самого и своих ожиданий  —
быть собой.

Зелёная дымка окутывает деревья и прорастает листьями,
растворяется в небе и открывает горы.
Поля вспыхивают красками, птицы взмывают в небо.

Быть счастьем в пестроте жизни.
Быть светлой радостью, которая превышает все.
Жить в неподвластном мире, где возможно чудо.
Рубрики
Литературные опыты

Ночь, когда наступает весна

Я смотрю в небо, переменчивое и неизменное, как сам Дух.
Нерушимые воздушные замки все так же сияют в вышине,
а под ними — замерзший пруд моей души,
где летом колыхались облака,
а на Рождество горожане так весело катались на коньках.
Но сейчас подтаявший лед опасен и пуст,
и лишь одинокая птица на берегу кричит, возвещая
ночь, когда наступает весна.

Мальчик, ставший мужчиной,
и потерявший все свои секреты,
но нашедший любовь.
Странник, который за столетья блужданий обошел весь мир
и не нашел ничего лучше дома.
Шаман, который переехал в город
и готовит завтраки в своем волшебном котле,
но не оставил своего ремесла —
придавать словам форму.
Воин, который выдержал схватку и вышел с победой
и раной, которую не забыть.
Чем меньше сил, тем выше твой дух, — 
вот секрет, который стоит того, чтобы его разгадать.

Я жду, и высыхают слезы,
и тает лед в пруду,
и зажигается звездами
ночь, когда наступает весна.
Рубрики
Литературные опыты

Белые стихи

Слово рождается в тишине,
поэтому начало искусства — научиться паузе.

Я пишу, словно разминаю руки и ноги,
затекшие от долгого сна.

Пробуждение слова подобно действию света,
который делает скрытое явным.

Я пишу, словно лезу по крутой скале,
где уже столетия не ступала нога человека.

Мир слова — антилабиринт: всюду разбегаются тропинки,
и каждая из них ведет к цели.

Я пишу, словно говорю на забытом языке,
который помнит только тело.

Как бы нам ни хотелось контроля, он не дает полноты,
которая возникает из чуда.

Я пишу, словно вспоминаю старинную мелодию, которая теряется в суете,
оставаясь лишь как тоска по вечности.

Рубрики
Литературные опыты

Дорога в Тбилиси

Степь, одиночество и ветер
в поднятое окно, и аромат полыни
в вагоне по дороге на Восток.
Мне было пять, и я был счастлив. Засыпая,
смотреть в окно на верхней полке
под стук колес и дребезжанье чая,
не беспокоясь ни о чем на свете.
Проснуться ночью от блуждающих огней,
вдохнуть всей грудью воздух незнакомой
стоянки, где чернеют кипарисы.
Наутро вдалеке увидеть море,
а днем смотреть, как из земли родятся горы,
несоразмерно высоки и дики,
как та судьба, которой я не знал.

Мне было пять, и сорок лет прошло.
Дорога, одиночество и ветер
все так же мне близки, и так же счастлив
бываю я порою. И судьба
уже приобрела свои масштабы.

Рубрики
Литературные опыты

Весна II

Твое время сейчас —
лес усыпан подснежниками,
розовеют цветущие вишни,
по стеклу разбегаются капли дождя.
Твоя правда — это ты сам,
ты ей верен как прежде?

Поезд едет быстрей, и проворнее капли бегут,
и рябит от густого дождя, проплывая вдали,
души моей маленький пруд.
Здесь когда-то плескалось бескрайнее море,
а теперь зеленеют луга, черепичные вымыты крыши,
кони щиплют траву, в облаках утонули холмы.

В детстве слезы текли без стыда
и смех был искренней радостью,
лился дождь, вы танцевали с ней вальс
и были просто друзьями.

А теперь ты пишешь стихи
и уже научился почти ничего не зачеркивать,
быть свободным как птица,
танцевать со своею душой.

Капли мерно плывут по стеклу, застилая весну, кони щиплют траву на зеленом лугу,
где когда-то бескрайнее море плескалось.
Там, где тонут холмы в облаках, из виду скрывается путь.

Небольшие холмы — это самые древние горы.
Самый маленький пруд незаметно вливается в море.
Самый правильный путь иногда скрывается с глаз.
Твоя правда — ты сам, твое время — сейчас.

2017

Заметки по теме:

Рубрики
Литературные опыты

Рождество

Люди, смешные созданья,
сидели вокруг костра,
смотрели кино, обсуждали,
чайник кипел, падал снег,
овцы жевали овес и ждали утра.

Двери открыл человек
в свитере (пуховик отдал Ей).
Все зажмурились. Было тихо. Сияла звезда.
Иисус улыбался. Плавился снег у дверей.

1995

Рубрики
Литературные опыты

Синий фрирайтинг

Лазурь утреннего осеннего неба. Слова просыпаются нехотя, застывшие, словно подернутые морозной коркой неопавшие листья. Мое сегодня — о чем оно? Серебристо-голубоватый иней, и поблекшая зелень лугов тоже отдает синевой, и синева простерлась над головой, от лазури до аквамарина. Полет птиц — две крошечные тени в утренней сини, и длинные тени деревьев, и бегущая синеватая тень моего поезда.

Мне бы хотелось, чтобы мысли пришли в порядок, но они — о свободе, о торжестве большего над нашими планами, о том, что все — так, как оно есть, пока я лишь догоняю тень своего поезда, пока не уловлю то единственное настроение, с которым только и можно прожить этот день. Фрирайтинг как форма дивинации, книга перемен, история души, алмазная книга, по которой был сотворен мир. Если только познать ее закон — но он о том, что нет никакого закона, и плана, и правил тоже нет, а есть тайная сила в моем взгляде, и это она творит мир.

Как синее лазурное небо пробивается сквозь кроны сумрачных елей, так же правда просвечивает среди мыслей, которыми полнится ум, говоря: «не то». Голубизна влажной асфальтовой дороги на переезде. Этот синий оттенок у мокрой травы, на которой только что лежал ночной снег. Голубизна снежной пудры на вспаханной земле. Темно-синий далеких холмов, подсвеченных осенней бронзой. Синий — цвет правды, краска, которая особенно ценилась в древности, потому что ее трудно было добыть. Правда, которая далеко, которая редка, всегда не то, не здесь, и это роднит ее с мечтой.

Первый раз в жизни вижу, как листья осины дрожат на ветру, словно танцуют. Вот эта дрожь и есть правда, и так же, в такт, вибрирует в душе вечное снова-оживание привычного, вечный переход к правде, которая всегда нова и свежа, как в первый день творения, в синеве между кронами сумрачных елей, ярче и ярче, — и вот торжество, радость, простор. А там — горизонт, далекие бронзово-синие холмы, колокольня, выхваченная из утренней мглы снопом солнечных лучей, и когда небо так распахивается, правда вдруг прячется — за рваной пеленой облаков, в тайном сумраке души, опять не то, не здесь, не сейчас, — самое сейчашнее чувство выманивает за границы реального, восставая против своих же открытий.

То, что я пишу сейчас, и есть правда. Находя себя, находишь эту правду, ускользающую, как птица, которая оставляет гнездо. Быть собой — быть верным этой неверности, всегда говорящей «не то». Сейчас и потом, здесь и далеко, стоять лицом к восходящему солнцу и смотреть взглядом, который творит все новое.

Рубрики
Литературные опыты

Весна I

За порогом известного,
в туманных полях, где пасутся стада,
во влажных лесах, где белеют подснежники,
рождается твоя новая весна.

Все обычно и все — не так,
в каждой капле росы пульсирует жизнь,
ты еще не знаешь, на что способен.

Нет такой истории, как твоя,
нет такой силы, как та, которой ты наделен,
нет такого пути, как твой.

Ни прямой, ни окольный,
ни пеший, ни конный,
ни по земле, ни по небу.

Тысячи лет здесь не ступала нога
мужчины — вестника мира,
хотя дети играют здесь каждый день.

Тысячи лет высятся темные горы,
там, где розовели цветущие вишни
и кони лениво щипали траву,
а когда-то безбрежное море плескалось
и Дух Божий носился над водами.

Птицы взмывают в небо,
зерна прорастают в землю,
вспыхивают красками просторы полей.

Первая весна мира,
твоя новая весна.

2016

Рубрики
Литературные опыты

Новое небо

Восхищенно смотреть, как застыла на миг
стрекоза в первобытном лесу.

Пить вино у огня вместе с теми, кто первые храмы построил.

Понимать языки всех народов, все книги земные прочесть,
каждый танец исполнить и каждую песню пропеть
вместе с теми, кто их сочинил.

Всю историю мира и странствия каждой души
проследить от начала времен,
в каждом месте присутствовать, в каждом мгновении жить,
ведать бывшее прежде начала и грядущее после конца.

В каждом доме насущный свой хлеб разделить,
в каждом храме единому Богу молиться.
Всех больных исцелить, всех рабов отпустить на свободу,
воскресить всех умерших, надежду живым возвестить.

Видеть новое небо и новую землю
так же верно, как вижу я свет.

Рубрики
Литературные опыты

Фрагменты книги: Рим

Продолжаю делиться фрагментами книги, которую я пишу. Ниже рассказ о том, с чего все началось.


Я никогда не видела Рима. В мечтах он представлялся мне больше и размашистее, чем на самом деле, с просторными, гудящими от ветра проспектами, где высились величественные здания и вздымались к небу мощные колоннады. Рим моих фантазий был жилищем мудрецов и философов, алхимиков и геомантов, монахов и теологов, величайшим городом мира, средоточием земной и божественной мудрости. Рим взывал ко мне, как раскрытая книга. Я не знала, что именно мне предстояло в ней прочесть, но это были знания, древние, как сам этот город, и глубокие, как воды Тибра.

Но это еще не все. Во мне жило и другое чувство — примитивная гордость дикаря и завоевателя. Как и многие другие провинциалки, я втайне мечтала покорить Рим, присвоить себе все то богатство, которое по моему мнению в нем заключалось. Какая-то часть меня была авантюристкой, разбойницей, кельтской бестией, мечтавшей под покровом ночи прокрасться в Рим и завладеть его сокровищами.

В снах я видела себя птицей, реющей над покинутыми храмами Вечного города. Поднимаясь все выше, я неслась над холмами, лесами и реками, блестящими, словно ртуть, в пламенеющих сумерках. Вдалеке виднелось море. Боги оставили Вечный Город много столетий назад, но я знала, как вернуть ему дыхание Духа. Потом на город опускалась ночь и над землей зажигались таинственные огни.

[отредактировано]

Открывая глаза, я вспоминала, что я всего лишь застенчивая девочка с веснушками и неоконченным высшим, третий месяц работающая в рекламном агентстве. Однако мечта о Риме не давала покоя. Вечера напролет я проводила в интернете в поисках подходящего тренинга, который мог бы послужить поводом для поездки. После двух языковых курсов я уже довольно сносно говорила по-итальянски, поэтому была уверена, что справлюсь.

К сожалению, итальянцы, судя по всему, совершенно не интересовались ни рекламой, ни ни созданием идей, — единственными темами, которые могли бы привлечь внимание моего шефа. Долгое время я не могла найти ничего подходящего, пока наконец мне не попался на глаза маленький тренинговый центр, расположенный на окраине Рима. В расписании тренингов значилось: «Фила — техника создания идей для любых проектов». После нескольких дней сомнений я решилась и отослала заявку. Шеф, взглянув на описание тренинга, только пожал плечами, но поскольку я ехала за свой счет, не стал возражать и подписал отпуск. Я была свободна.


Как вы заметили, главный герой — девушка. Что касается техник написания текстов, в этот раз использовал только фрирайтинг (в несколько заходов). Очень ценю вашу обратную связь — буду рад услышать о ваших впечатлениях.

Рубрики
Литературные опыты

Книга: Диалог с персонажем

Продолжаю рассказывать о своем процессе написании книги. Пока получается так, что это будет скорее fiction. Приходят в голову описания типа «захватывающий роман и учебник по личному развитию в одном флаконе». Не уверен, что удастся соблюсти баланс и чаша весов не качнется в одну из сторон. В любом случае, делюсь одной простой техникой работы с текстом, которая называется «Диалог с персонажем». Действительно, почему бы иногда не задать персонажу напрямую волнующие вопросы, а попутно и выяснить отношения?) Мой собеседник — Дигор, персонаж, который уже фигурировал в одном моем тексте и кажется мне интересным в качесте одного из героев книги.

Автор. Дигор, я хочу посоветоваться с тобой.

Дигор. Вы меня высоко цените.

Автор. Ты ведь стоишь того.

Дигор. Теперь вы мне льстите.

Автор. Ты хочешь сказать, что я… ммм… не хотелось бы сказать «подлизываюсь», ха-ха-ха. Стремлюсь заручиться твоей поддержкой?

Дигор. Очевидно, морально я сильнее вас, раз вы занимаете такую позицию.

Автор. Ты очень перспективен. Ты во многом действительно лучше меня. И мне не хотелось бы в тебе разочароваться. Вот поэтому я тебя и спрашиваю.

Дигор. Спасибо, вы поставили меня на место. Говорите.

Автор. У меня что-то не складывается эта история с тобой. У тебя нет пары, антипода, нет равного тебе или даже лучшего, чем ты, в этой истории. А одному тебе там нечего делать. У тебя есть какой-то противовес?

Дигор. Дайте подумать… Мне не кажется, что у меня есть враги.

Автор. Да, их, конечно, нет и не может быть. Но возможно просто твои интересы не совпадут с чьими-то?

Дигор. Это будет не очень-то интересная история.

Автор. Да, не хочется о предательстве. Ты слишком юн для этого.

Дигор. Я могу влюбиться.

Автор. В этом скорее всего не будет конфликта. У вас будет полная взаимность. Мне нужна от тебя более интересная работа.

Дигор. Я совершенен, и я неуязвим. У меня не бывает поражений. Я одарен и умом, и сердцем, я не знаю ошибок и иду только прямым путем. Да, и я не тщеславен. У меня нет недостатков, кроме, может быть, молодости. И мне помогает Небо.

Автор. Ты не знаешь ошибок и идешь только прямым путем… Спасибо, подумаю об этом. Спокойной ночи.

Позже выложу один из отрывков самого текста. А сейчас мне нужна помощь коллективного разума в следующем вопросе: вы охотнее прочли бы художественный роман, из которого что-то можно позаимствовать и с практической точки зрения тоже, но главное в котором все же понимание, эмоции и идеи, или практическую книгу по личному развитию с конкретными практиками и рекомендациями?

Заметки по теме

Рубрики
Литературные опыты

Горизонты роста

Публикую нечто вроде предисловия к книге, работу над которой я недавно начал. В этом небольшом тексте я предпринял попытку показать, как масштабны возможности, открывающиеся перед нами в сфере личного развития, и одновременно изложить свое понимание ключевой роли личного развития в современном мире. Это не окончательная версия текста — приглашаю вас делиться своими вопросами, идеями, точками зрения.

Человек пробуждается, и это происходит повсеместно. Впервые в истории возможность сознательного личного развития стала доступна такой массе людей из самых разных народов, культур и социальных слоев. Впервые в истории обычный средний человек оказывается способным коренным образом менять свою жизнь, по сути создавая себя заново. Более того — только такая жизнь теперь ему кажется подлинной.

На протяжении тысячелетий человеческое развитие протекало по инициативе и под контролем разного рода социальных структур — сначала родовых или религиозных, потом государственных, и наконец коммерческих. Сегодня на наших глазах совершается грандиозный переворот: инициатива в человеческом развитии переходит к самому человеку. И если раньше личное развитие было лишь довеском к образованию (в форме разного рода полезных навыков), то сегодня перспектива перевернулась — теперь уже получение образования становится частным случаем саморазвития. Пространство личного развития неизмеримо расширяется, охватывая и соединяя все стороны жизни.

Думаю, нам сильно мешает тот факт, что по своим физическим параметрам все мы очень похожи. Самый маленький карлик лишь в неполных 4 раза меньше самого высокого человека на земле, и никто из взрослых людей не может, сколько бы ни старался, стать выше даже хотя бы в полтора раза. Может быть, именно поэтому мы иногда думаем, что и остальные возможности нашего развития лежат в таком же диапазоне.

Впрочем, в социальном плане люди различаются уже гораздо значительнее, чем в физическом. Билл Гейтс, на сегодня один из самых богатых людей на Земле, в 50 миллиардов раз богаче самого бедного. (Это если предположить, что состояние самого бедного оценивается в один доллар. А если взять еще и тех, у кого долги?)

Однако личное развитие имеет дело не только с физическим телом или социальным статусом, но и с самим нашим сознанием, — с такими неуловимыми, абсолютными вещами как самореализация, полнота жизни, смысл, счастье…. И возможности, лежащие на этом уровне, уровне сознания, гораздо масштабнее всего, о чем мы говорили до сих пор. Это как если бы мы, поднявшись на высокую гору, вдруг увидели, что она — лишь ничтожный пригорок по сравнению со следующей горой, или, выиграв в лотерею миллион долларов, купили бы на эти деньги миллион новых билетов и каждый из них бы снова выиграл. Это масштабы Иисуса, Махатмы Ганди, матери Терезы и многих других.

Когда-то давно, в эпоху, когда тысяча была синонимом бесконечности, Иисус проиллюстрировал огромные возможности личного развития притчей о горчичном зерне, предложив метафору семени и дерева. Дерево превосходит семя не только количественно, будучи в тысячу раз больше размерами, но и качественно, как сложная система превосходит простую. От начального состояния чистой потенциальности, обозначенного горчичным зерном, наше сознание способно подняться к большой, сложной, высокоорганизованной системе, дающей жизнь новым поколениям.

Однако люди не одномерны — существует множество параметров, по которым они могут расти, и это развитие идет неравномерно и разнонаправленно. Кроме того, само наше сознание нестабильно и прерывисто. Один и тот же человек может в разные моменты дня подниматься на высочайшие вершины осознанности и падать в глубочайшие пропасти безмыслия.

Поэтому мы можем говорить о высоком уровне сознания только в условном, среднестатистическом смысле: кто-то выходит на него раз в год, кто-то много раз в день, а у кого-то эти моменты находятся так близко друг к другу, что сливаются в сплошную линию.

Но всегда ли высокий уровень сознания — благо? Если человек никогда не застрахован от эгоизма, ненависти и ошибок, то не получит ли он, развиваясь, одновременно и возможность стать еще хуже? Возможно ли вообще личное развитие в нашем мире, настолько проникнутом себялюбием и гедонизмом? Не есть ли оно всего лишь средство самоутверждения человека?

Разум всегда готов поспорить с любовью, и нам известно много примеров таких ошибок. Тем не менее, природа вещей — на стороне единства, а не разделения. Сознание по самой своей природе — это связывание, организация. Значит, возрастание сознания — это одновременно и углубление понимания того, что весь мир в конечном итоге взаимосвязан и, следовательно, мы всегда пожинаем плоды собственных действий. Отсюда — лишь шаг до знаменитого «Не делай другому того, чего не хочешь себе».

Мы живем в эпоху грандиозного перехода — перехода от точечного возрастания сознания в отдельных выдающихся людях, как это было на протяжении всей известной нам истории человечества, к подъему на более высокий уровень сознания всего человеческого общества как целого. Сегодня человечество становится главной движущей силой эволюции. Каждый из нас, достраивая и меняя в себе то, что получил от природы, тем самым выходит на передний край эволюции и движет ее дальше сознательно. Именно этот вызов определяет настоящие горизонты нашего роста.

P.S. Я обещал рассказывать, какие техники работы с текстом я использовал при написании книги. В данном случае это были фрирайтинг (который использую практически всегда) и До и после. Обе мне кажутся очень существенными.

Рубрики
Литературные опыты

Ты нужна миру сейчас

Ты нужна миру сейчас.

Больше, чем ты думаешь.
Больше, чем можешь себе представить.

Миру нужны твои дары.
Твое сердце.
Твое сострадание.
Твое понимание.

Твоя способность слушать,
говорить,
чувствовать
и действовать.

Дары, которые можешь дать только ты,
дать так, как можешь ты и только ты.

Время пряток закончилось.

Думать, что ты недостаточно хороша,
недостаточно подготовлена,
недостаточно мудра, —
это время прошло.

Бояться, что ты слишком добра,
слишком сильна,
слишком прекрасна,
слишком умна, —
больше нет времени.

Твои оправдания кончились.

У тебя не осталось ни одной причины не быть
именно той, кем ты сюда послана быть.

Твои обычные помехи больше не мешают тебе.
Твое искусство оставаться маленькой
и противиться голосу пробуждения
умерло.

Ты нужна миру сейчас,
больше, чем ты думаешь.

В великом круге жизни
для тебя было приготовлено место —
прежде, чем началось время.

Пока ты плутала, пока ты разведывала,
твое место ждало тебя.
Никто другой не приближался к нему,
потому что оно подходит только тебе.
Ты хотела прийти, когда будешь готова
занять свое законное место в этом круге.

И теперь ты готова.

Ты устала от поглощенности собой.
Ты задыхаешься от бесконечной интроверсии
и в тебе зреет решимость
бросить занятость и принять свое настоящее Занятие.

Сейчас, в этот самый момент, когда мир нуждается в тебе,
ты узнала, пережила и прочувствовала достаточно,
чтобы твое подлинное «Я» могло увидеть свет.

Чтобы ты могла ступить на то место,
которое ждало тебя от начала мира.

Каждый момент, пока ты медлишь,
расширяет дыру в сети мироздания.

Ведь ты — неотъемлемая часть мира,
без которой Творение не завершено.
Всемирная гармония лежит на твоей ладони.
Всеобщий мир просто не будет достигнут
без твоего сердца,
твоего ума,
твоего духа.

Ты нужна миру,
и ты нужна миру сейчас.

Больше, чем ты думаешь.
Больше, чем ты способна понять.

Автор: Rachel Snyder
Фото: Ken Douglas
Перевод: Виталий Колесник