Пример фрирайтинга

До какого момента мне писать, если я забыл посмотреть на часы? Смотрю. Сейчас 17:00, так что еще 5 минут. Зачем мне фрирайтинг? Ведь я и так неплохо пишу. Да и читателям моим он не особенно нужен, разве что для того чтобы потешить собственное тщеславие владением еще одной модной техникой. Но нет, что я говорю. Ведь на самом деле тысячи человеко-часов упорного труда выбрасываются ежедневно впустую из-за того, что люди не могут выразить свои мысли — пишут, зачеркивают, снова пишут, рвут на части и снова складывают разорванные клочки. И так до бесконечности, пока не выветрится всякий дух из написанного, пока не станут слова пылью и не потеряют свое обличье. Хотя может быть именно это им и нужно, потерять обличье привычных слов и стать словами живыми, идущими изнутри. Я пишу только одну минуту, а уже столько слов написал. Итак, фрирайтинг — это прекрасная новая техника для решения старой как мир проблемы — проблемы тупиков мышления, чаще всего всплывающих, когда ты пытаешься себя оценивать. Должен ли я прерываться на ремарки о своем состоянии или не обращать на него внимания? Мне кажется, мое состояние важно отслеживать, иначе усталость или что там еще может прокрасться и в то, что я пишу, а это будет нехорошо. Еще фрирайтинг помогает избавиться от привычки слишком ценить написанное собой — когда ты видишь, как от горы написанного остается 2—3 абзаца, ты понимаешь, что все можно сказать иначе — короче и лучше. А вот кому писательские навыки? Уж наверно они нужны большему числу людей, чем навыки создания идей, о которых я тут распинаюсь. Таких вообще единицы. Я вообще с трудом понимаю, кто они, эти несколько тысяч читателей моего блога. Не вижу их активности. Может быть они просто интеллектуальные ммм мазохисты? Почитать и вернуться к обычной жизни, но зная, что есть и другая, непонятная и все же близкая жизнь, которой живет вот этот странный человечек, которого некоторые уже стали называть гуру… неправильно это, гуру, но ведь вот в чем проблема, действие слов многократно усиливается авторитетом, обратное же происходит с трудом — слова усиливают авторитет крайне медленно. Вот и получается, что прав тот, кто говорит с апломбом, или, как правильно выражались древние, «с властью». Как вообще далеко люди зашли в бесконечной лжи друг другу о том, как они хороши и как у них все хорошо! Если ты не будешь позиционировать себя как самого правильного и держать язык за зубами о своих трудностях и проблемах, толпы последователей тут же отвернутся от тебя и убегут вприпрыжку к жизнерадостным Тони Роббинсам, уж они-то никому не позволят увять духом! Когда я пишу… Я писал 7 минут.

Виталий Колесник