Рубрики
Фрирайтинг

Декабрьский фрирайтинг

Роскошь — писать ни о чем, ни для кого. Молча смотреть, как передо мной расстилаются посеребренные первым снегом поля, и птицы взмывают под самое небо, когда мое сознательное «я» уступает место голосу, который знает, где правда. Впереди короткий отрезок пути от Рождества до Пасхи, прежде чем солнечное колесо сделает еще один оборот. Осталось место только для правды — о том, кто я есть на самом деле, о том, почему в мире стоит жить, о том, что все хорошо так, как оно есть. О Провидении, которое хранит наши пути, о мечтах, которые всегда сбываются, о плодах, которые созревают, когда приходит время. О Духе, который дышит, где хочет, и приносит силу исцелять, освобождать, воскрешать. О том, что Бог — тот, кто приходит в конце, когда все сказано и все сделано. О силе, которая всегда со мной, с тобой, посреди нас. О празднике, который настанет, и мы будем удивляться тому, как мы могли о нем не помнить. Когда вспаханную землю укроет снег и погаснет всякое тепло, в небе загорится звезда. Тогда все, что было, окажется хорошо так, как оно было, и каждый голос найдет свое место в песне, которая не кончится никогда.

Рубрики
Фрирайтинг

Фрирайтинг: Весна

Самое удивительное приключение в твоей жизни только начинается. Оставь привычное, проверенное, надежное. Твое время сейчас, и ты свободен. Прикоснись к невозможному, чтобы стать собой, сделай самое сложное, чтобы стать простым. Это твое время, твоя сила, твоя весна, твоя страсть к жизни. Стань другим, стань собой, стань тем, кем был всегда и кем по-настоящему никогда еще не был. Почувствуй силу, простор, свободу, уверенность. Это твоя земля, твои горы на горизонте, твой путь ведет туда, где вершины встречаются с облаками.

Рубрики
Фрирайтинг

Фрирайтинг: истории и повседневность

Поля уже засеяны и зелень пробивается на свет. Крестами отмечены деревья, которые спилят в этом году. В небесной голубизне появляется нежно-серая нотка, она предвещает тепло. Еще несколько аккордов, и начнется песня о любви в майских сумерках, о розах в парке чаир. Я склоняюсь перед тайной жизни. В суете, в этом обрывочном опыте, который не складывается в картину, в случайных обстоятельствах повседневности, здесь я проживаю свою жизнь и она такая, как есть, хороша так, как она есть, и отсюда же растет что-то большее. Ткань повседневности, пронизанная светом и тенью, как солнечный лес, искрящаяся, как рябь на поверхности пруда, где ничего не происходит, только волнуется опрокинутое небо и водяной курит трубку. Все хорошо так, как оно есть. Принятие этой правды и есть изменение жизни. Боги живут здесь, в повседневности, и отсюда же прорастают истории, которые будут пересказывать внуки. Поля уже засеяны, и под землей кипит невидимая работа. Повседневность — весна жизни, райский сад, где песни, игры и пляски наполняют время. Она же — темное море возможного, во чреве которого киты и драконы, русалки и чудища ведут свою вечную игру. Когда истории рождаются на свет, их озаряет слава и одно свершившееся чудо становится больше всего, что возможно. И все же повседневность навсегда остается матерью, перед которой я склоняюсь.

Рубрики
Фрирайтинг

Февральский фрирайтинг

Белое солнце купается над холмами в дымке морозного утра. Так же далеко моя свобода, недостижимая и манящая, как бриллиант с тысячами слепящих граней, искрящийся лучами возможностей, каждая из которых способна повергнуть меня во тьму исчерпанности. Нужно смотреть сквозь блистающие грани, в глубину, туда, где тайна, где сила, где пустота, из которой все берет начало. Вечная пляска мира создается тем, кто встал в неподвижный центр круга — источник всякого движения. Каждый изгиб танца возвращает к центру, каждый луч ведет к солнцу, каждый блик бриллианта свидетельствует о его глубине, которая только и дает его сиянию силу.

Рубрики
Фрирайтинг

Мартовский фрирайтинг

Фрирайтинг — случайное волшебство, когда из ничего вдруг сами собой рождаются идеи и переживания. Волшебство, подобное действию света, который делает скрытое явным. На одной стороне поезда ослепительно сияет солнце, на другой неярко просвечивает луна, свет отраженный. Я пишу неловко, словно разминая руки и ноги, затекшие от долгого сна. В окне проплывают подернутые утренним инеем холмы. Наступает весна, долгожданная и все же неожиданная, как чудо.

Наконец-то прозвучало это слово, в котором для меня сейчас сконцентрировалось главное. Как бы ни хотелось контроля, он не дает ничего, кроме желания еще большего контроля, я же ищу полноты, возникающей из неожиданного и незаслуженного дара. Я пишу, будто лезу по крутой скале, где уже столетия не ступала человеческая нога.

Волшебство, пробуждение, свет, весна, чудо. Старинная мелодия, которая то звучит, то теряется в нарастающей суете, порой оставаясь лишь как тоска, томление духа, тем более острое, чем внезапнее на фоне обыденных дел вдруг проступает вечность. Я пишу, словно говорю на забытом языке, сомневаясь в значении слов, которые знает тело, но уже не помнит душа. Язык детства, когда все имело значение, а мир был живым и огромным.

Волшебство, пробуждение, свет, весна, чудо. Слово рождается во тьме, тишине, пустоте, и это следующий шаг после фрирайтинга — научиться паузе.

Рубрики
Фрирайтинг

Дорожный фрирайтинг о тени и свете

За окнами автобуса льет густой дождь. Смеркается — волшебное время, граница между мирами. Стук капель по стеклу и крыше — такая привычная и все же забытая песня. Сумеречное небо подсвечивает желтым тонкие диагональные струйки дождя на стеклах. Я на минуту закрываю глаза, чтобы сосредоточиться.

Что заставляет меня писать сейчас, когда все окружающие или спят, или смотрят кино? Чем я отличаюсь от них? Мне кажется безрассудством потратить хотя бы одну минуту времени даром, но не в этой ли неуемной жажде действия и заключается моя главная проблема?

Галогеновый свет лампочки над головой окрашивает лист бумаги призрачным голубоватым цветом. Перо отбрасывает тень, и кажется, что черные буквы рождаются прямо из этой черноты. Тьма обретает форму и становится словом, то есть светом.

Не является ли наша амбиция к деятельности такой же тьмой? Разве не из наших мотивов, желаний, мечт, которые по сути всегда для нас темны, непрозрачны, необъяснимы, и рождается на свет действие, являющеся фактом, так же как рука философа или поэта, скользя по бумаге, выводит на свет потаенную мысль, делая тьму желаний светом осознанности, а свет предзаданной, внешней реальности — лишь темным фоном?

Черное и белое поменялись местами, но на этом движение не останавливается. Действие завершается и вновь уходит во тьму, из которой оно родилось, — не случайно ведь мы зачеркиваем выполненные дела в своих списках — мысль же, будучи раз высказанной, продолжает расти и передаваться дальше. Это и есть свет, который тьма не может объять. Действие, которое мы привычно считаем сутью нашей жизни, уходит, оставляя нас с пустыми руками, и лишь умножает нашу неуемную жажду, а мысль, часто воспринимаемая как побочный продукт действия, продолжает жить и передается дальше. Потому что, как справедливо заметили древние, мысль и бытие — одно и то же.